Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

19.12.2006

Новый виток судебной карусели. Четыре укола снимают удушье на два часа

~~~~~~~~~~~
ДПН ИНФОРМ
~~~~~~~~~~~
информационная рассылка
ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ДВИЖЕНИЯ ПРОТИВ НАСИЛИЯ

от 21 декабря 2006 года
СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК


ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫЕ В РОССИИ



НОВЫЙ ВИТОК СУДЕБНОЙ КАРУСЕЛИ

Новый виток судебной карусели начался в Тагилстроевском суде г. Нижнего Тагила. Администрация исправительной колонии № 13 (ИК-13), сначала влепив несколько дисциплинарных взысканий и признав политического заключенного Михаила Трепашкина злостным нарушителем режима, с 10 апреля этого года, с упорством, достойным лучшего применения, добивается ужесточения для него режима содержания.

Суд, в лице федерального судьи Дмитрия Александровича Ильютика, рассматривает в одном судебном заседании представление администрации ИК-13, а также жалобы Михаила Трепашкина и его защитников на наложенные на него дисциплинарные взыскания. Таких взысканий, и, соответственно, жалоб на них, накопилось уже пять.

Перерыв в судебном заседании был весьма длительным. Судья был сильно занят в других процессах. И вот, под Новый Год, время нашлось. Сам Михаил Трепашкин связывает возобновление судебной активности с попыткой "закрыть" его, как ненужного свидетеля по "Делу Литвиненко", переведя на общий режим, подальше от общественности и журналистов.

День первый. 18 декабря

Михаил, которого доставили в Тагилстроевский районный суд города Нижнего Тагила как всегда под усиленным конвоем, выглядел бледным и уставшим. Мне удалось перекинутся с ним перед судебным заседанием парой слов. Он сообщил, что неважно себя чувствует и держится только на стимуляторах, которые постоянно колют ему врачи ИК-13. Никакого систематического лечения ему не оказывается.

Плотно пообщаться с Михаилом мне на этот раз не удалось. В здании суда появился консул из находящегося в Екатеринбурге консульства Германии. Около сорока минут консул общался с Михаилом Трепашкиным, постоянно делая пометки в своем блокноте.

А я, находясь неподалеку, наблюдал за реакцией надзирателей. Реакцией хищников, упустивших добычу. Сначала, они ходили вокруг, злобно переглядываясь и перешептываясь. Но поделать ничего не могли. Потом, в коридоре появились московские защитники Трепашкина Елена Липцер и Лев Пономарев. Тут же находилась и местный адвокат Трепашкина Любовь Борисовна Косик. Защитники окружили Трепашкина, надзиратели слегка "увяли" и отошли в сторонку.

Процесс, назначенный на 12 часов, начался с задержкой почти на час и закончился довольно быстро. Возможно, что на это повлияло присутствие консула Германии на судебном процессе. Суд успел допросить только одного свидетеля - Дмитрия Игоревича Рожина. Рожин отбывал наказание вместе с Михаилом Трепашкиным и проходит свидетелем со стороны защиты по двум вмененным Трепашкину дисциплинарным взысканиям.

Своими показаниями Рожин камня на камне не оставил от доводов администрации ИК-13. Как сообщил свидетель, в тот момент, когда Трепашкин якобы оскорбил врача, кроме них троих поблизости больше никого не было. Это полностью опровергает утверждения администрации о том, что свидетелями данного "дисциплинарного проступка" являлись еще
два заключенных, на основании заявлений которых и было вынесено "дисциплинарное взыскание", закончившееся для Трепашкина помещением в ШИЗО.

По второму эпизоду, о проносе на территорию колонии запрещенного предмета, Рожин пояснил, что проходил через КПП вместе с Трепашкиным и Михаил сам выложил на КПП этот "запрещенный" предмет - некое парфюмерное средство "Озон", которое администрация называет одеколоном, а сам Трепашкин - туалетной водой. Средство якобы спиртосодержащее, и поэтому запрещенное к проносу на территорию колонии.

Как пояснил сам Трепашкин, он и не пытался пронести это средство на территорию колонии. Он выложил его на КПП и спросил у дежурного, можно ли его пронести на территорию колонии. То, что никто у Трепашкина это средство не изымал, подтверждается отсутствием у администрации колонии акта изъятия, который должен был быть составлен при изъятии запрещенного предмета.

Трепашкин рассказал, что у администрации есть штат заключенных, отбывающих наказание за совершение тяжких преступлений и полностью зависящих от администрации. Этих людей администрация использует для того чтобы оформлять дисциплинарные дела на неугодных. Именно этим объясняются заявления, являющиеся доказательствами совершения Трепашкиным дисциплинарных нарушений.

Около 14 часов, суд перенес судебное заседание на 12 часов 19 декабря, но на этом приключения Михаила Трепашкина и его защиты не закончились. Защитники Трепашкина около двадцати минут не могли пройти на свидание к своему подзащитному для подготовки к судебному заседанию.

Присутствовавший при этом консул удивлялся, как такое вообще возможно, что защитников не пускают к их клиенту. Не знаю, что в конце-концов повлияло на администрацию ИК-13. Может, присутствие консула, может, выигранное в этот же день другим защитником Трепашкина, Кузнецовым, дело по его жалобе как раз на такие действия сотрудников ИК-13, но защитников все же пустили. И не только их. Свидание разрешили и правозащитнику Владимиру Шаклеину, наблюдателю на процессе от "Межрегионального центра прав человека" и "Движения за права человека".

День второй. 19 декабря

Появившись в помещении Тагилстроевского районного суда, я заметил рядом с Михаилом адвоката Любовь Борисовну Косик, которая обсуждала со своим подзащитным все возможные перипетии будущего процесса. Увидев меня, Трепашкин сообщил, что у него сразу же после вчерашнего процесса были два приступа астмы. Причем ночью приступ был особенно продолжителен и силен. Пришлось вызвать "Скорую помощь". "Скорая" настаивала на немедленной госпитализации, но администрация колонии этого опять не разрешила.

Как ни странно, но сегодня Михаил внешне выглядел лучше. Он обратил мое внимание на вздутые вены с левой стороны черепа. Я с Трепашкиным общался раньше и этого не видел. Трепашкин объяснил, что это следствие лошадиных доз различных стимуляторов, которые ему вкололи. Возможно, что и внешнее улучшение здоровья было вызвано тем же.

Суд в этот раз начался почти во время. Было заслушано ходатайство Михаила Трепашкина и его защиты о переносе судебного заседания в связи с плохим состоянием здоровья Трепашкина. Защитники ходатайствовали о вызове скорой помощи для освидетельствования своего подзащитного и установления, насколько Трепашкин может по своему состоянию здоровья принимать участие в судебном заседании. Помощник прокурора господин Чернавских, исполняющий функции прокурора в этом судебном заседании, заявил, обсуждая ходатайство защиты, что позиция адвокатов и их подзащитного - симуляция с целью затягивания судебного заседания.

Тем не менее, суд согласился с доводами защиты и в 12-45 объявил перерыв в судебном заседании до проведения медицинского освидетельствования. Приехавший врач "Скорой помощи" установил, что в настоящий момент Трепашкин может по состоянию здоровья участвовать в процессе, но очередной приступ может начаться в любой момент. Врач еще раз рекомендовал Михаилу Ивановичу лечение в условиях стационара.

На основании заключения врача, суд постановил продолжить судебное заседание. Ходатайство Трепашкина о переносе рассмотрения дела хотя бы на один день, так как он после двух тяжелых приступов не может эффективно участвовать в деле, было отклонено судом.

После этого и до окончания судебного заседания, началось и все более ужесточалось противостояние между защитой и... судом. У меня сложилось впечатление, что именно суд представлял интересы обвинения. Сами представители администрации и прокурор, с моей точки зрения, выполняли роль статистов на этом празднике правосудия.

Суд последовательно и упорно отклонял все ходатайства Трепашкина и защиты о вызове в качестве свидетелей гражданских врачей, как не относящиеся к предмету судебного разбирательства. Доводы защиты о том, что это имеет отношение к делу, так как при таком состоянии здоровья Михаил вообще не мог быть подвергнут заключению в ШИЗО, суд игнорировал.

На этом процессе все защитники Трепашкина сами были объявлены судом правонарушителями. Двое из них, Любовь Косик и Елена Липцер удостоились от судьи замечания с занесением в протокол. Лев Пономарев отделался устными замечаниями. Судья Ильютик заявил, что поведение защиты в суде на юридическом языке называется системностью или злостностью. Судье не понравилось, что защитник Косик "пререкалась" с судом, пытаясь отстоять права своего подзащитного. Липцер настояла на занесении своего замечания в протокол на действия председательствующего судьи.

Она посчитала отказ суда удовлетворить ходатайство Трепашкина о переносе дела по состоянию здоровья, нарушением права на защиту своего подзащитного. После этого, на нее саму посыпались замечания от председательствующего судьи. Любая попытка шепотом обменяться репликами между защитниками, вызывала замечание со стороны суда.

Вместе с тем суд согласился вызвать в качестве свидетелей медиков медсанчасти ФГУ ИК-13 и приобщить к делу письмо Уполномоченного по правам человека в РФ Лукина о том, что тот обратился с ходатайством в ГУФСИН по Свердловской области о медицинском освидетельствовании Михаила Ивановича Трепашкина.

В судебном заседании представитель администрации ИК-13 огласил представление, в котором Трепашкин объявлялся злостным нарушителем режима и на основании этого доказывалась необходимость ужесточения режима содержания.

В процессе, судом были исследованы и оглашены материалы дела в пяти томах, после чего Михаил Трепашкин снова начал заявлять свои ходатайства. Некоторые из них, о вызове свидетелей, суд удовлетворил, возложив их оповещение на сторону защиты. Судья возмутился тем, что Трепашкин не озаботился установить адреса, а зачастую и фамилии вызываемых свидетелей. Лично я не понимаю, как Михаил, будучи лишенным возможности свободно передвигаться и почти полностью изолированный от мира, мог бы выполнить эту работу.

Суд удовлетворил ходатайство Трепашкина приобщить к материалам дела письменные показания одного из заключенных об условиях содержания в штрафном изоляторе. Из его показаний следует, что на стенах ШИЗО был лед, а Трепашкину вообще нельзя находится в таких условиях. В этот момент представитель администрации проявил активность и попросил суд отклонить ходатайство Трепашкина о приобщении этого материала к делу на том основании, что температура в ШИЗО по нормам не может быть ниже 16 градусов и соответствует этой норме, а у заключенного, в отличие от сотрудников колонии не было с собой градусника, чтобы ее измерить. На этот раз суд не счел доводы представителя администрации ИК-13 убедительными.

Судебное заседание завершилось около шести часов вечера. Председательствующий судья Ильютик сообщил присутствовавшим, что о следующем заседании суда, будет сообщено дополнительно.


ДОКУМЕНТ


Судье Тагилстроевского районного суда
гор. Нижнего Тагила Свердловской области
Ильютику Д. А.
от ос. Трепашкина Михаила Ивановича


Ходатайство
о переносе судебного заседания по болезни

Город Нижний Тагил
19 декабря 2006 г.


Прошу перенести сегодняшнее судебное заседание на 20 декабря в связи с болезнью и предоставлением необходимых документов. В настоящее время я не могу полноценно участвовать в судебном заседании и эффективно осуществлять свою защиту.

Основания ходатайства:

1. С октября 2006 года и по настоящее время у меня обострение инфекционно-аллергической бронхиальной астмы, что подтверждается:

а) вызовом скорой помощи 2 - 3 октября 2006 года;
б) консультацией у врача - аллерголога МУЗ "Демидовская Центральная городская больница" гор. Нижнего Тагила, проведенной примерно 7 октября 2006 года, в ходе которой было рекомендовано:

- стационарное лечение (за год пребывания в ФГУ ИК-13 вообще не проводилось базовое лечение, а лишь были систематические поддерживающие процедуры, что чревато последствиями для здоровья);
- подбор необходимых лекарств, для лечения в условиях стационара и т.д.

Небольшая выписка с рекомендациями о стационарном лечении была передана МСЧ ФГУ ИК-13.

Вместо стационарного лечения и подбора лекарств, начальник МСЧ ФГУ ИК-13 Ткачук С.В. был вызван из отпуска, чтобы сделать все возможное против помещения меня в стационар. Чье это было указание, я не знаю. Мне с иронией было сказано: "Из отпуска отзываем Ткачука, он тебя вылечит". Мне достоверно известно, что было оказано давление на врача-пульмонолога больницы 3 гор. Нижнего Тагила, чтобы она записала в медицинских документах ИК-13, что я якобы не нуждаюсь в стационарном лечении. Я лично слышал, как она возмущалась, что на нее "давят".

в) с середины ноября я уже с трудом снимаю приступы бронхиальной астмы даже ингаляторами, о чем свидетельствуют записи в мед. книге записей к врачу, находящейся на участке колонии-поселения;
г) примерно 15 дней назад при очередном вызове "Скорой помощи" был вызван дежурный медик МСЧ ФГУ ИК-13. Мне были назначены дополнительно к другому лечению (поддерживающему, без подбора необходимых лекарств) уколы эуфиллина (название написано неразборчиво - прим. ред.) внутримышечно и внутривенно. Но ночные приступы удушья не прекратились.

Одновременно я дважды писал заявления на разрешение поездки на консультацию к врачу-аллергологу. До настоящего времени мне не разрешили явку к аллергологу (она сама рекомендовала повторную явку к ней после осмотра пульмонологом больницы № 4 гор. Нижнего Тагила Яковлевой) и не предоставлена возможность приобрести необходимые лекарства. Отказ в повторной консультации у врача-аллерголога объясняется тем что в это время шли запросы правозащитников (неразборчиво - прим. ред.), давались ответы со ссылкой на рекомендации врача-пульмонолога больницы № 3 (не имеющего к нам отношения по территориальности) и игнорировались умышленно рекомендации врача-аллерголога. Хотя никто не отрицает, что аллергия - основная причина приступов;

Сведения об уколах имеются в медкнигах МСЧ ФГУ ИК-13;

д) 18 декабря 2006 года я был в плохом состоянии, но чтобы не сорвать судебное заседание я держался на поддерживающих уколах. Этого хватит ненадолго. Сразу после короткого судебного заседания у меня начался сильный приступ бронхиальной астмы, я еле доехал до колонии и зашел в общежитие. Врачем ФГУ ИК-13 мне были сделаны внутривенно:
- Эуфиллин,
- преднизалон,
- хлористый кальций и еще какой-то укол.

Запись должна быть в медкнижке МСЧ ФГУ ИК-13. Но это позволило уменьшить удушье лишь на 2 часа и у меня снова появилось удушье;

е) уже после отбоя начались усиливаться приступы удушья и пришлось вызвать "Скорую помощь". Врачи снова сделали уколы внутривенно "Но-шпы" и еще каких-то лекарств. Из-за плохого физического состояния я их не запомнил, но они есть в документах вызова "Скорой помощи". Мой экземпляр вызова и записи врачей забрали сразу присутствовавшие представители администрации.

Полностью удушье не было снято и я не мог спать до утра, до явки врача. Несмотря на использование ингаляторов, мне не удалось снять (неразборчиво, возможно следует читать, как "мешающий" - прим. ред.) приступ удушья. Я не мог готовиться к суду с учетом последнего дня заседания.

Таким образом, я привел 6 доказательств моей болезни и плохого состояния. О ночных приступах могут показать еще: ночной дежурный по общежитию, вызвавший "Скорую помощь" и 2 представителя администрации, находившиеся при осмотре меня врачом; осужденные, проживающие со мной в одной комнате.

2. После длительного приступа бронхиальной астмы, большого количества уколов и бессонной ночи, а также из-за длительного поддерживающего лечения инъекциями, не давшего положительного эффекта, от удушья, продолжающегося непрерывно на протяжении последнего месяца, я не способен продуктивно участвовать в сегодняшнем процессе и защищаться. У меня слабость, головокружение, удушье.

3. Все перечисленные мною доказательства болезни я не могу представить, так как на руки мне ничего не выдали, несмотря на мои просьбы. Медицинские документы нужно запросить. По доверенности их могут получить мои защитники. В связи с изложенным я прошу: срочно запросить указанные выше меддокументы, допросить врача ФГУ ИК-13 в подтверждении проводимого не менее 2-х недель поддерживающего лечения инъекциями эуфиллина и о приступах 18 декабря 2006 года, сделать перерыв в судебном заседании до завтра – 20 декабря 2006 года, исследовать медицинские документы для решения вопроса о возможности дальнейшего продолжения процесса или срочного лечения.

М.И. Трепашкин.


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН ВЫИГРАЛ ДЕЛО ПРОТИВ АДМИНИСТРАЦИИ КОЛОНИИ

18 декабря 2006 года Верх-Исетский районный суд г.Екатеринбурга признал незаконными действия начальника ФГУ ИК-13, воспрепятствовавшего 21 и 25 апреля с.г. рабочей встрече Михаила ТРЕПАШКИНА со своим защитником Сергеем КУЗНЕЦОВЫМ.

Заявление о признании незаконными действий администрации в порядке гл.25 ГПК РФ было принято к рассмотрению 7 июня 2006 г. по месту жительства одного из заявителей и рассмотрено судьей Верх-Исетского районного суда Ларисой БАДАМШИНОЙ.

Как указывалось в заявлении, 21 апреля 2006 года защитником КУЗНЕЦОВЫМ С.В. была сделана телефонная заявка на встречу со своим подзащитным, в свою очередь сам ТРЕПАШКИН М.И. написал заявление о встрече с защитником.

Позднее КУЗНЕЦОВ прибыл на контрольно-пропускной пункт колонии, предъявил доверенность ТРЕПАШКИНА М.И. от 26.12.2005 года, а также разрешение на работу, выданное судьей Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила Д.А. ИЛЬЮТИК. Однако в данной встрече КУЗНЕЦОВУ было отказано, при этом сотрудники ИК-13 неоднократно высказывали угрозы в адрес защитника и применили к нему физическую силу, когда КУЗНЕЦОВ находился на КПП, чтобы пройти на рабочую встречу со своим подзащитным.

На суде представители администрации ИК-13 мотивировали свой отказ тем, что ТРЕПАШКИНЫМ и КУЗНЕЦОВЫМ был, якобы, нарушен порядок подачи заявлений на предоставление свиданий, однако, как выяснилось в ходе выездного судебного заседания, проведенного 13 сентября в Нижнем Тагиле на территории ИК-13, и сам ТРЕПАШКИН, и несколько свидетелей из числа осужденных подтвердили, что им неоднократно в эти дни подавались заявки на встречу со своим защитником.

В ходе последующих судебных слушаний также выяснилось, что никакой официально установленной и четко прописанной прцедуры оформления заявок на свидание в ИК-13 просто не существует, в связи с чем судья БАДАМШИНА вынесла в адрес администрации ФГУ ИК-13 Нижнего Тагила частное определение.


Более подробно: тел. 246-48-63 - Сергей Кузнецов


О СОБЫТИИ:

В мае 2004 года за разглашение гостайны Московский окружной военный суд приговорил Трепашкина к 4 годам в колонии-поселении. По версии следствия, Трепашкин в период службы в ФСБ копировал служебные документы, а затем незаконно хранил их у себя дома.

В апреле 2005 года Дмитровский городской суд признал Трепашкина виновным в незаконном хранении оружия и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года в колонии-поселении. Однако 1 июля 2005 года Московский областной суд отменил этот приговор и постановил изменить Трепашкину меру пресечения. После этого он был отправлен из СИЗО в колонию-поселение.

Бывший сотрудник ФСБ, а ныне адвокат Михаил Трепашкин уже несколько лет преследуется властями за то, что разоблачает темные дела спецслужб. Приговоров ему было вынесено даже два, но один (за незаконное хранение оружия) был отменен как необоснованный, а по другом делу (о разглашении гостайны) Трепашкин в конце августа 2005 года получил условно-досрочное освобождение. Но эта "недоработка" была быстро исправлена и в настоящее время Михаил Трепашкин вновь находится в местах заключения.

16 сентября 2005 года Свердловский областной суд отменил вынесенное 19 августа 2005 года и вступившее в законную силу решение Тагилстроевского суда г. Нижнего Тагила об условно-досрочном освобождении отставного полковника ФСБ Михаила Трепашкина, тем самым удовлетворив протест прокуратуры Свердловской области. Дело Трепашкина вернули в суд Нижнего Тагила, на новое рассмотрение.

18 сентября 2005 года Михаил Трепашкин был задержан в Москве по месту жительства сотрудниками правоохранительных органов и 22 сентября помещен в исправительную колонию № 13 в городе Нижний Тагил, Свердловской области.

24 ноября 2005 года Тагилстроевский районный суд города Нижнего Тагила повторно рассмотрел ходатайство об условно-досрочном освобождении и вынес решение об отказе Михаилу Трепашкину в условно-досрочном освобождении.

15 марта 2006 г. коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда отказала в удовлетворении кассационной жалобы защитников Михаила Трепашкина на постановление Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

На этом репрессии в отношении неугодного политзаключенного не закончились. С 10 апреля 2006 года продолжается суд, рассматривающий представление администрации колонии ИК-13 об изменении Михаилу Трепашкину режима содержания с колонии-поселения на более строгий - общий режим.

Срок заключения Михаила Трепашкина истекает 19 декабря 2007 года.


НАПИШИ ПИСЬМО ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННОМУ!

622013, г.Нижний Тагил, ул. Фестивальная,1 ФГУ ИК-13 ФСИН по
Свердловской области, участок колонии-поселения, 19 отряд.
ТРЕПАШКИНУ МИХАИЛУ ИВАНОВИЧУ.


ЕКАТЕРИНБУРГСКОЕ ДВИЖЕНИЕ ПРОТИВ НАСИЛИЯ (ДПН):
Для писем: 620049, г. Екатеринбург, а\я № 174,
Эделеву Глебу Вадимовичу. Тел. 8-922-601-05-31 (Глеб).
E-mail: dpn@etel.ru

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница