Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

31.08.2006

Годовщина Беслана. Михаил Трепашкин: Я не приемлю такой борьбы с террористами!

ПЕРВОЕ СЕНТЯБРЯ - ДЕНЬ ГИБЕЛИ ДЕТЕЙ БЕСЛАНА

Размышления частного лица


Были ли захваты заложников, скажем, в 80-х начале 90-ых годов прошлого века? Конечно, были. Захватывались и угонялись самолёты, автобусы с детьми и т.д. Но жертв было мало. Причиной этому является то, что спецслужбы использовали не только силовые действия, но и применяли психологические приёмы, вели переговоры, искали компромиссные решения ради спасения жизней людей. Жизнь людей ценилась! Ценилась чуть больше, чем сейчас.

Почему сейчас каждое освобождение заложников сопровождается такими массовыми жертвами? Почему обесценилась жизнь людей в России? И почему так часто случаются террористические акты и захваты заложников? В чём корни терроризма в России?

Прежде всего, следует отметить, что президентом В.В. Путиным была выбрана исключительно силовая политика борьбы с террористами без анализа причин появления терроризма как явления в России (точнее, на Северном Кавказе) и без учёта психологических основ борьбы с этим явлением, без учёта национальных особенностей тех, кого предстояло "мочить в сортире". Кстати, само по себе такое заявление было оскорбительно и провоцировало на сопротивление, на самопожертвование, влекущее большие жертвы. Ибо оно не давало возможности компромисса даже в мелких спорных вопросах. Отнести к террористам и уничтожить могли любого, кто даже взял оружие для отстаивания своих интересов в споре между собой, с таким же жителем Чечни, либо приобретший оружие для защиты своей семьи в оказавшемся вне закона пространстве Северного Кавказа.

К 1999 - 2000 г.г. из ФСБ РФ были уволены под различными предлогами специалисты из подразделений "Альфа", "Вымпел", обученные на протяжении многих лет методам борьбы с террористами, предотвращению террористических актов, освобождению заложников, умению вести переговоры с террористами и пресекать их преступную деятельность так, чтобы было меньше жертв или вообще таковых не допущено не было.

"Питерская команда" в ФСБ РФ взяла курс на исключительно силовые методы борьбы (Иванов С. с войсками при этом оказывают прямую помощь), что даёт результат с большими жертвами. Этот курс исключил ведение каких-либо компромиссных переговоров ("с террористами не может быть никаких переговоров!"). Хотя переговоры переговорам рознь. И очень часто они необходимы, если дорога жизнь людей, захваченных в заложники. При директоре ФСБ РФ Патрушеве Н.П. очень ослаблены были подразделения, занимавшиеся преступной деятельностью террористов. Ведь эта деятельность незаметна и не даёт политического рейтинга, получения денег на "борьбу" с террористами, не даёт повода для войсковых операций, для оправдания беспредела (беззакония) на Северном Кавказе перед Западом, для принятия законов по борьбе с оппозиционными течениями, для построения "вертикали власти" и т.д. А так, безответственная раздача разрешений на убийства сотен людей - сразу обеспечивает столько политических дивидендов, наград и званий "Героев России" от благодарного государства! Многие чины силовых структур выросли в должностях и званиях на крови безвинных людей.

Когда в Беслане террористы захватили в заложники школьников, они выдвигали свои требования. Я смотрел прямой репортаж с места события, читал сообщения "по горячим следам" в СМИ. Мне известно об одном из требований террористов - отпустить 13 человек, арестованных в Ингушетии за нападение на сотрудников правоохранительных органов. Если мне не изменяет память, об этом они вели переговоры с Русланом Аушевым. Как шаг навстречу, они отпустили с ним часть детей.

Можно ли было достигнуть компромисса и спасти остальных детей? - МОЖНО.

Можно ли было выпустить 13 убийц сотрудников правоохранительных органов (убийц, утверждавших, что это ответ на противоправные, жестокие действия убитых)? Ради спасения сотен детей? Как бывший сотрудник органов госбезопасности, ветеран, более 12ти лет проработавший на следствии, могу заявить, что можно! Т.е. 13 человек, которых просили отпустить террористы, уже были "засвечены", известны были их анкетные данные. Их всё равно можно было затем отследить и задержать. И "мочить" даже и в "сортирах". Эти люди вряд ли смогли бы убить столько людей, сколько их было убито в школе № 1 города Беслана.

Нужно было действовать смело, решительно и принимать решение об обмене. Ведь жизни детей дороже! Думаю, что родители детей думали о таком варианте обмена.

Но, не тут-то было. Сработала установка "сверху": "с террористами никаких переговоров быть не может", "террористам никаких уступок" и т.д. Как это напоминает человеконенавистническую сталинскую формулу: "ни шагу назад!". Жертвы этого приказа бесчисленны и не будут иметь оправдания никогда. Вот и тогда, стало ясно всем (кроме родных и близких заложников, надежда которых не поддавалась логике реальной действительности и умерла последней), что террористов будут "мочить" вместе с заложниками, что переговоров не будет, а те пародии на переговоры, которые осуществлялись, - это часть оперативных действий по оттягиванию времени для подготовки штурма. Поэтому и похожи они были больше на требования властных чинов, чем на попытки найти точки соприкосновения. Понимали это и сами террористы. По тому, как пошла непродуктивная затяжка времени, стало ясно, что будет штурм и что ДЕТИ ОБРЕЧЕНЫ. Вопрос стоял лишь в том, сколько их погибнет при штурме. Силовики-руководители желали лишь одного, чтобы цифра погибших при штурме заложников НЕ ВЫХОДИЛА ЗА РАМКИ ДОПУСТИМЫХ ПРОЦЕНТОВ (!) - КТО ЖЕ ПРИДУМАЛ И ОПРЕДЕЛИЛ ТОЧНЫЙ ПРОЦЕНТ !ДОПУСТИМОСТИ ЖЕРТВ!?

Террористы тоже стали готовиться к штурму и смерти. Какую-то часть своих они отпустили для использования попытки прорыва и возможного спасения своих жизней. Возможно, что кто-то из них действительно уцелел в творившемся хаосе. Остальные ждали смерти. И отчаяние неудачи привело их к злобному желанию: побольше унести с собой жизней людей, в основном, детей, чтобы побольнее ранить их близких и, возможно, заронить в их души требование к властям об ответственности за то, что свершилось это кровавое нечеловеческое преступление; что допустили его свершение всемогущие силовые структуры. Они не отпустили детей, а представителей власти это не стало преградой. Стал ли Беслан уроком для нашего государства? Занялись ли, в конце-концов, руководители государства изучением причин, порождённых терроризмом - причин политических, социальных, психологических?

Я был очень шокирован глупейшей политикой бывшего Генерального прокурора России Устинова В.В., который фактом обнаружения в школе наркотических средств, хотел исключить факт терроризма и выдать случившееся за действия обычных наркоманов!? Хотя всем было понятно, что это были террористы, которые пользовались наркотиками, чтобы не уснуть на протяжении столь длительного времени ожидания.

Я ничуть не хочу оправдать действия террористов, захвативших в заложники детей, какими бы мотивами они не руководствовались!!! Но ответственность должны нести и те, кто допустил совершение такого преступления. И конечно же, по моему мнению, требует осуждения силовой, бескомпромиссный курс физического уничтожения террористов, исключающий спасение заложников: сотен ни в чём неповинных взрослых и детей.

В 2004 году, в СИЗО № 1 гор. Москвы ("Матросская тишина"), к нам в камеру № 603 на продолжительное время поместили некоего Жизневского, имеющего постоянное место жительства в Австралии, когда-то работавшего в Административном отделе ЦК КПСС. Очень знающий, умный человек. С ним мы как-то заспорили о методах борьбы с террористами. Я отстаивал тот курс, когда с террористами (раз уж допустили их появление) нужно идти на переговоры ради спасения жизней людей. А террористы, всё равно, при серьёзных и сильных силовых структурах, найдут свой конец в государстве, стоящем на защите своих граждан. Жизневский твердил, что более правильный путь, избранный президентом В.В.Путиным (он назвал этот путь "израильским"), т.е. когда уничтожаются террористы жестоко и беспощадно, без ведения каких-либо переговоров, и эта же жестокость и беспощадность распространяется на многие сотни людей имевших несчастье оказаться заложниками. Заложниками террористов и государства - одновременно. Мол, бояться все будут. Может быть и есть какая-то правда в этом соображении. Но она не может распространяться на террористов - сознательных смертников.

В Беслане убиты террористы-смертники - 31 человек. Их судьбу разделили несколько сотен детей. Я не приемлю такой борьбы с террористами! Мне жаль невинно погибших людей! Мне жаль погибших детей!

Хотелось бы знать мнение других граждан России по этому поводу.

31 августа 2006 года М.И.ТРЕПАШКИН

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница