Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

26.08.2006

Адвокат я или не адвокат?

Я – адвокат и, в судебных процессах по делам М.И.ТРЕПАШКИНА, я тоже участвую и тоже пытаюсь защитить его интересы. Вот что из этого получается.

Например, я утверждаю, что есть ст. 73 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ под названием «Места отбывания лишения свободы».

В первой части этой статьи сказано: « Осуждённые к лишению свободы отбывают наказание в исправительных учреждениях В ПРЕДЕЛАХ СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, В КОТОРОМ ОНИ ПРОЖИВАЛИ ИЛИ БЫЛИ ОСУЖДЕНЫ.»

А в части второй этой же статьи предусмотрен случай «отсутствия» мест в колониях по месту жительства или невозможности размещения всех претендующих на это осуждённых.

Может такое быть в наших колониях ? Если учесть, что запас двухъярусных кроватей у нас далеко не исчерпан и ещё никто оттуда не возвращался по причине полного отсутствия мест, верится с трудом. А я слышала, что работникам исполнительных учреждений, при превышении нормы количества содержащихся в колонии осуждённых, положена доплата. Об отказах от таких доплат также никаких сведений нет. В общем, вопрос о помещении очередного осуждённого в переполненную колонию, как говорят у нас, решаемый.

Но если, всё-таки, такие случаи происходят, то осуждённые, если верить закону, «направляются в ближайшие исправительные учреждения…»

В случае с осуждённым ТРЕПАШКИНЫМ, который будет рассматриваться на очередном судебном заседании в Замоскворецком суде 06.09.06 года (почти дьявольское число), не вызывают споров следующие факты: Трепашкин постоянный житель Москвы, здесь проживает его семья, в которой растут две совсем маленькие дочки; осуждён он тоже в Москве.

Ещё один, казалось бы, бесспорный факт – колонии-поселения имеются в Москве (Капотня), т.е по месту жительства. Ближайшие колонии такого типа есть в Смоленской и Рязанской областях.

В этих же колониях возможно содержание бывших работников правоохранительных органов. При помещении в них ТРЕПАШКИНА, ч. 3 ст. 80 УИК РФ ни в коем случае не нарушается.

Это Закон.

Осуждённый же ТРЕПАШКИН, тем не менее, до настоящего времени находится в ФГУ ИК № 13, расположенной в городе Нижнем Тагиле Свердловской области. Это жизнь.

Почему осуждённый М.ТРЕПАШКИН направлен на Урал для отбывания наказания ?

На этот вопрос есть ответы. Вот они.

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН России, 119991, ГСП-1, Москва, ул. Житная, 14), в ответе № 10/2-286 от 01.02.2006 г. в адрес Уполномоченной по правам человека по Свердловской области Т.Г. Мерзляковой сообщает: « В соответствии с ч. 3 ст. 80 УИК РФ осуждённые – бывшие работники судов и правоохранительных органов содержатся в отдельных исправительных учреждениях. Учитывая, что осуждённый Трепашкин М.И. ранее проходил службу в ФСБ России, ЦЕЛЕСООБРАЗНО оставить его отбывать наказание в ИК-№ 13 ГУФСИН России по Свердловской области, где имеются условия для его содержания.» Зам начальника управления, вместо Э.В. Петрухина – В.И. Лещёв.

Это надо понять. Т.е., применён закон – ч. 3 ст. ст. 80 УИК РФ. Но клянусь, в нём нет ничего о том, что такой отдельной колонией может быть только ИК № 13, а для бывших работников ФСБ – нахождение в этой колонии – самый ЦЕЛЕСООБРАЗНЫЙ вариант. Принцип целесообразности? Что это? Вернее, откуда это и о чём? Будьте добры, разъясните кто-нибудь. Местные адвокаты, в моём лице, сильно интересуются. И хочется понять столичные указания как можно точнее.

Главное управление по Свердловской области (ГУФСИН России по Свердловской области – 620019, г. Екатеринбург, ул. Репина, 4а) в своём ответе за № 68-27/1-137 уже гораздо проще подходит к делу: « По существу заданных вопросов поясняю, что согласно ч. 2 ст. 73 УИК РФ при отсутствии (ранее цитировалось)…осуждённые направляются в ближайшие исправительные учреждения, расположенные на территории данного субъекта РФ, ЛИБО (справедливости ради этой части статьи я не цитировала), ПО СОГЛАСОВАНИЮ С СООТВЕТСТВУЮЩИМИ ВЫШЕСТОЯЩИМИ ОРГАНАМИ УПРАВЛЕНИЯ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ, В ИСПРАВИТЕЛЬНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ, РАСПОЛОЖЕННЫЕ НА ТЕРРИТОРИИ ДРУГОГО БЛИЖАЙШЕГО СУБЪЕКТА РФ, В КОТОРОМ ИМЕЮТСЯ УСЛОВИЯ ДЛЯ ИХ РАЗМЕЩЕНИЯ.» Подписано подполковником Е.И. Рязановым.

Если закон в целом не подходит, разделяй его на части до тех пор, пока он не станет удобным для применения. Т.е. – Урал, может быть, в обычном смысле этого слова, в обывательском, и не самый ближайший регион от Москвы. Но если согласовать этот вопрос с вышестоящими органами, то всё становится на свои места, в том числе и Урал. Можно считать, что эту ситуацию, в чём-то, прояснил ГУФСИН по Свердловской области в лице и.о. начальника управления психолого-педагогической и социальной работы с осуждёнными подполковник внутренней службы Е.И. Рязанов.

Однако самый понятный ответ исходит, я считаю, от Нижнетагильского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ старшего советника юстиции А.В. Клементьева: « В ходе проверки на основании служебной документации учреждения ИК-13 установлено, что вопрос о направлении осуждённого Трепашкина М.И. для отбывания наказания на участок колонии-поселения при учреждении ИК-13 СОГЛАСОВАН с ФСИН России, о чём свидетельствует УКАЗАНИЕ ФСИН России от 26.05.2005 года № 10/12/1-1386.» Своё разъяснение госп. Клементьев закончил так: «Также прошу разъяснить осужденному Трепашкину М.И., что в случае несогласия с принятым по его жалобе решением он может обратиться в вышестоящую прокуратуру или в суд».

Вот и всё. Читай сначала.

Я, конечно, адвокат. И никто мне не запрещает читать УИК РФ. А остальное с ФСИН согласовано. Кем-то. И зарегистрировано. Где-то. Это-то понятно. Не понятно, чего они-то статьи так старательно переписывали при ответах, когда есть указание, которое читать и толковать, кто во что горазд, никому позволено быть не может. Кстати, М.И. Трепашкина, который к толкованию своей ситуации готов, в Замоскворецкий суд не повезли. Не повезли и всё, без комментариев. Может и есть у него право на личное участие в судебном разбирательстве, но нет соответствующего указания на выезд в суд.

А написала я это потому, что спланировала на сегодня свидание с Трепашкиным, а в колонию меня не пустили. Начальнику колонии Золотухину С.С. сегодня некогда, и пропуск мой остался неподписанным. Право на свидание, как это понятно, у меня есть, а пропуска в колонию нет.

26 августа 2006 года Остающаяся при всех своих правах адвокат
Л.Б. КОСИК.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница