Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

20.07.2003

В метро стали предъявлять обвинение в разглашении государственной тайны

Уголовное дело № 29\00\0001-02 в отношении меня 26 июня 2003 года поступило в Московский гарнизонный военный суд (Хорошевское шоссе, дом 38 А, 5 этаж). Его принял к производству судья Кудашкин М.В. Об этом мне известно из разговоров с сотрудниками Главной военной прокуратуры и от Председателя Московского гарнизонного военного суда В.Цибульского.

Официального уведомления о направлении дела в суд я до сих пор не получил. С материалами уголовного дела в полном объеме я не ознакомлен, ибо Главная военная прокуратура не дала мне такой возможности. Выписку обвинительного заключения мне вручил на станции метро "Шоссе Энтузиастов" (не в официальном учреждении) следователь ФСБ РФ, находящийся в нетрезвом состоянии. Замечу, что по УПК РФ копию обвинительного заключения вручает прокурор.

Все обвинение по ч.1 ст.283 и ч.3 ст.285 УК РФ (разглашение государственной тайны России и злоупотребление должностными полномочиями, вызвавшие тяжкие последствия) строится на обстоятельствах, связанных с событиями в "Норд-Осте". Что это за обстоятельства:

1. В конце июля-начале августа 2002 года (т.е. за несколько месяцев до событий в "Норд-Осте") я получил информацию о концентрации в гор.Москве вооруженных чеченских экстремистов. От ряда источников поступила информация, что на "разборки" ("стрелки") стали приезжать вооруженные чеченцы. Особой их концентрацией отличались Юго-Западный и Центральный округа гор.Москвы. Тогда же я получил сведения о нахождении в Москве ряда полевых командиров, в том числе "Абдула", который еще в 1995 г. резал наших солдат в Чечне. Замечу, что этого полевого командира я задерживал в декабря 1995 года (были конкретные показания о его зверствах в материалах уголовного дела и в РУОПП гор.Москвы), но тогдашний начальник УСБ ФСК РФ Патрушев Н.П. и Директор ФСК РФ Барсуков М.И. приказали оставить его в покое, а в отношении меня было возбуждено служебное разбирательство (якобы задерживая чеченскую банду я злоупотребил служебным положением).

С учетом того, что в 1999 году в Москве были осуществлены взрывы домов и как бывший сотрудник КГБ СССР я посчитал своим долгом сообщить эти сведения в ФСБ РФ.

В этот период времени мне постоянно и настойчиво звонил бывший полковник УРПО ФСБ РФ Шебалин В.В. На известной пресс-конференции сотрудников ФСБ РФ в ноябре 1998 года он прятал свое лицо в маску, создав этим нездоровый резонанс. Шебалин неоднократно заявлял, что в целях избежать уголовного преследования он вступил в контакт с сотрудникаками ФСБ РФ, обещая помочь им "разоблачить Литвиненко А.В.", "налиповав" материалы несуществующими эпизодами его якобы противоправной деятельности (по ним Литвиненко и осудили к трем с половиной годам условно). Меня Шебалин также склонял от имени ФСБ РФ, чтобы я начал работать против Литвиненко.

Получив информацию о концентрации чеченских экстремистов, при очередном звонке Шебалина я предложил ему не заниматься пустой возней вокруг Литвиненко, который сейчас в Лондоне, а заняться серьезными вопросами. Он приехал ко мне и я попросил его передать его "шефам" из ФСБ РФ, что в Москве идет непонятная и подозрительная концентрация боевиков. Ему я указал, что в Москве видели полевого командира из бригады Радуева "Абдула" по кличке "Кровавый Абдул" (по материалам еще 1995 года), данные на которого имелись у меня в компьютере. Я ознакомил Шебалина с некоторыми старыми материалами в отношении Новикова Висруди (его Салман Радуев обменял в декабре 1996 года на 3-х пензенских ОМОНовцев), полевых командиров "Ису", "Турпала" и "Абдула", а также в отношении "Абубакара", занимавшемся крышеванием ряда объектов в районе метро "Юго-Западная". Я предупредил Шебалина, что почти всех этих лиц, за исключением Висруди, увели от уголовного преследования в 1995-1996 гг. при помощи Патрушева Н.П. Шебалин пообещал, что всю эту информацию передаст в ФСБ для принятия мер, то есть для оперативного реагирования.

Забегая вперед скажу, что в настоящее время мне вменяют в вину, что в конце июля-начале августа 2001 года я разгласил Шебалину сведения об агентуре ФСБ РФ. О том, что Шебалину передавалась информация о концентрации боевиков в гор.Москве накануне событий в "Норд-Осте" в обвинительном заключении ни слова. Указано лишь следующее (обратите внимание, как все извращено):

"В конце июля - начале августа 2001 года Трепашкин М.И. по месту своего проживания по адресу: г.Москва, ул.Затонная, дом 17, кв.15, - умышленно ознакомил с 3-мя требованиями № 41 от 23 января 1984 г., 28 июня и 29 июня 1989 г., содержащими сведения, составляющие государственную тайну - о лицах, сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими контрразведываетльную или оперативно-розыскную деятельность, Шебалина В.В., который не имел доступа к данным сведениям".

Во-первых, в требованиях формы № 41 никогда не указываались данные об агентуре. И если указанные в этих требования на проверку компрометирующих материалов (такова цель проверок, о чем прямо в них же указано) лица действительно являются агентами, то я об этом узнал лишь сейчас.

Во-вторых, Шебалин В.В. не мог видеть у меня эти требования и я их ему не показывал. Сам визит Шебалина для ознакомления с информацией о концентрации чеченских экстремистов в Москве накануне захвата заложников в "Норд-Осте" вывернули в другую сторону. Отсюда выводы:

- либо концентрация экстремистов происходила под контролем ФСБ РФ и поэтому они решили огласку мною таких сведений превратить в разглашение гостайны России;
- либо Шебалин не передал эти сведения в ФСБ РФ. Кстати, в настоящее время получена достоверная информация о сотрудничестве Шебалина с некоторыми чеченскими экстремистами.

На эти вопросы должны ответить должностные лица ФСБ РФ, хотя уверенности в том, чтор такой ответ будет - у меня нет. На гибели людей от террора в стране Патрушев с Путиным делают себе карьеру. Чем больше погибнет людей, тем больше будет их рейтинг (по сообщениям телевидения).

2. Далее события развивались следующим образом. После того, что произошло в "Норд-Осте" я спрашивал у Шебалина, передал ли он в ФСБ РФ о том, что я ему передавал. Он заявлял, что ФСБ РФ это было известно, но почему они не приняли мер, а в отношении меня наоборот возбудили уголовное дело и изъяли всю базу данных, которую я собирал годами, в том числе о террористах, - он не знает. По его мнению, это тактическая ошибка ФСБ РФ.

После того, как из прессы и от следователей, расследующих уголовные дела по взрыву около "Макдональдса" на Юго-Западе Москве и события в "Норд-Осте", мне стало известно о том, что там проходит в числе причастных лиц "Абубакар", я снова предложил Шебалину поднять материалы в моем компьютере, который был изъят (если быть до конца объективным, то он забран незаконным бандитским путем) и там найти данные и об Абубакаре, так как он давно живет в Москве, и о других причастных лицах, проходивших по сводкам записей разговор лиц из числа преступных группировок. В этот раз я пердал Шебалину заготовку одной из справок, в которой упоминались номера сводок, которые можно было найти в архивах ФСБ РФ и где упоминались данные на лиц, причастных к организации событий в "Норд-Осте". Указанные мною сводки были обнаружены в архивах УСБ ФСБ РФ. Однако, вместо реагирования, данные о лицах, причастных к событиям в "Норд-Осте", эксперты из ФСБ РФ признали гостайной России, а мне вменили разглашение гостайны России сотруднику УРПО ФСБ РФ полковнику Шебалину В.В. (!!!?), уволенному в ноябре-декабре 1998 года, то есть не так давно. Эксперты из числа сотрудников УСБ и других подразделений ФСБ РФ (не специалисты в сфере гостайн России) в заключении указали, что в сводках телефонных переговоров, которые вели члены одной из ОПГ (организованных преступных группировок) в 1995 году содержатся сведения (обратите внимание, о чем):

- о планах ФСБ РФ;
- о силах ФСБ РФ;
- о средствах ФСБ РФ;
- о методах ФСБ РФ.

То есть, если следовать здоровой логике, то данные о лицах, возможно причастных к событиям в "Норд-Осте", являются гостайной России, так как они образуют силы, методы, средства и планы ФСБ РФ, то есть еще в 1995 году оказывается, ФСБ РФ планировали проведение подобных акций. Я понимаю, что получается какой-то абсурд, ибо в 1995 году еще и ФСБ РФ не было и бандиты не могли составлять планы ФСБ РФ, а была ФСК РФ, но один факт явный - ФСБ РФ признали гостайной сведения о лицах, возможно причастных к событиям в "Норд-Осте" и эти данные упоминались в разговорах членов ОПГ.

Направшиваются выводы (из изложенного выше):

- если ФСБ РФ объявила гостайной сведения о лицах, причастных к терроризму, то эти лица являются их агентами, то есть под руководством или под контролем ФСБ РФ и проводился захват заложников. Если это не так, то почему объявлять данные о причастных лицах секретными;
- если разговоры "бандюганов" содержат данные о силах, средствах, методах и планах ФСБ РФ, то эти бандиты сотрудничают с ФСБ РФ или являются сотрудниками ФСБ РФ;
- возможно, что участников захвата заложников все поубивали по той причине, чтобы не раскрыть причастность других лиц и дать им возможность совершать новые злодеяния (что мы и видим по событиям в гор.Москве в Тушино и других местах).

Следователи Главной военной прокуратуры и сотрудники УСБ ФСБ РФ, осуществляющие оперативное обеспечение расследования дела, указали в обвинительном заключении, что я якобы разгласил Шебалину эти сведения из иной личной заинтересованности, то есть, чтобы показать свою осведомленность и все. Подход странныйи совершенно нелогичный.


Я - адвокат, принимавший участие в работе Общественной комиссии по расследованию взрывов домов в гор.Москве в 1999 году, я гражданин России, который давал информацию о лицах, возможно причастных к захвату заложников в "норд-Осте" и другим террористическим актам. В ответ на это против меня возбуждено уголовное дело по выдуманным основаниям.

Я обращаюсь ко всем заинтересованным гражданам, ко всем организациям, в том числе правозащитным, а также к средствам массовой информации взять под контроль судебный процесс по моему делу. Я неоднократно показывал на конкретных доказательствах в "Комсомольской правде", в "Коммерсанте", в "Литературной газете" и других изданиях, начиная с 1997 года, что нынешний Директор ФСБ РФ Патрушев Н.П. только вид делает, что он борется с терроризмом в России, а в действительности он всегда "прикрывал" их пр6еступную деятельность до определенной поры, чтобы потом сделать себе политичиские дивиденты на показной борьбе с терроризмом. При нормальной работе профессионального аппарата ФСБ РФ все предпосылки терроризма могли быть локализованы и тысячи людей сохранили бы себе жизни. Патрушев мне этого простить не может, в связи с чем и зародилось в отношении меня сфабрикованное уголовное дело. Внимательный контроль за судебным процессом может показать, что мне как гражданскому лицу, как адвокату, как лицу, даже не имеющему допуск к гостайне России, вменяют в вину разглашение сведений именно о причастности отдельных лиц к событиям в "Норд-Осте" и указывают, что разглашение этих сведений полковнику УРПО ФСБ РФ Шебалину В.В. является тяжкими последствиями для государства. Мною данное уголовное дело рассматривается как сведение счетов со стороны ФСБ РФ за мою принципиальную жизненную позицию по вопросам борьбы с преступностью, по вопросам защиты прав и свобод граждан, в том числе от террора власти.

М.И.Трепашкин
20 июля 2003 года.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница