Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

28.10.2003

Собственная информация

Обвиняемый в разглашении государственной тайны бывший подполковник ФСБ, а ныне адвокат Михаил Трепашкин находится в милицейском изоляторе подмосковного Дмитрова по новому обвинению - в хранении пистолета.

Пистолет, как сообщил обвиняемый жене и адвокатам, ему подбросили вечером 22 октября сотрудники ГИБДД во время досмотра по дороге из Дмитрова, куда он ездил по своим адвокатским делам. Как сообщил адвокат Маров, в понедельник Михаила переведут в изолятор Волоколамска, где он будет находиться до суда по новому обвинению.

Защищают Трепашкина адвокаты Валерий Глушенков и Михаил Маров.


Пресс-релиз от сайта trepashkin.narod.ru

Обвинить в незаконном ношении оружия Трепашкина пытаются уже как минимум в четвертый раз.

В 1996 году в его машину подбросили автомат Калашникова без приклада, но при последовавшем задержании и досмотре сотрудники милиции его почему-то не обнаружили. Сам Михаил обнаружил этот автомат уже после досмотра, разобрал его на части и раскидал по мусорным свалкам. Сдать его он не мог, потому что не мог убедительно объяснить, откуда он взялся.

В 1997-м ему собирались подбросить пистолет. Об этом пишет в своей книге Александр Литвиненко: "Я говорю: "Слушай, подкинуть пистолет следователю - ты чего это, смеёшься? Он сразу дело развалит".

В нынешнем году, уже в рамках расследования дела по обвинению Трепашкина в разглашении гостайны, Михаил получил письмо из ГВП: "Руководство Главной военной прокуратуры приносит Вам официальные извинения за причиненный моральный вред, связанный с необоснованным возбуждением в отношении Вас уголовного преследования по ч. 4 ст. 222 УК РФ... Судьба изымавшейся у Вас в ходе следствия кобуры выясняется. Нами направлен запрос в следственную службу УФСБ РФ по Москве и Московской области, откуда при передаче уголовного дела в Главную военную прокуратуру кобура не поступала". Здесь речь идет о снятии обвинения в хранении пистолета; осталось, правда, обвинение в хранении патронов, которые, по утверждению Михаила, ему подбросили при обыске.

И вот теперь - четвертое обвинение того же рода.

25.10.2003

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница