Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

11.06.2003

Новости дела о взрывах: беседа со следователем Игнатьевым

11 июня 2003 года допрашивали Морозову Татьяну Александровну в качестве потерпевшей по уголовному делу # 103 в Лефортове. Следователь - Игнатьев. Признано, что в результате взрыва она потеряла мать, квартиру, а также имущество на сумму в 200 тысяч рублей. Моральный вред в сумме 200 тысяч долларов США пока не приняли по постановлению.

Я задал вопрос: допрашивался ли Кармишин? Следователь ответил, что он допрашивался. Этот человек работал вместе с Гочияевым в фирме "Капстрой-2000", занимались ремонтом квартир и строительством коттеджей, а также торгово-закупочной деятельностью. В 1997 году Кармишин якобы ушел от Гочияева и на момент взрыва с ним не работал. По мотивам совершения преступления было сказано, что у Гочияева в последние месяцы до взрыва "поехала крыша" на ваххабизме. Он стал якобы люто ненавидеть иноверцев. Дома якобы не жил, снимая квартиру по ул. Шоссейная (недалеко от места взрыва).

Есть вопросы: действительно ли Кармишин не работал с Гочияевым с 1997 года? знал ли он, что в Печатниках и во взорванном доме жило много мусульман?

В целом с материалами дела еще не знакомился - пока не допускают.

С Морозовой уже пытались взять подписку о неразглашении, хотя она и не пыталась знакомиться с материалами, а только заявила о своем желании познакомиться со всеми материалами дела.

Выяснилось, что по взрыву дома на ул. Гурьянова не признаны потерпевшими масса людей. Они не знают, куда обращаться, и этот момент используется властями.

Адвокат Трепашкин

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница