Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

31.08.2005

Теракты 1999 года: "Я намерен докопаться до истины"

31.08.2005, Грани.Ру

Дословно

Михаил Трепашкин:

Еще до вынесения приговора по "дмитровскому" делу (о незаконном хранении оружия. - Ред.) у меня истек срок, позволяющий ходатайствовать об условно-досрочном освобождении по предыдущему делу (о разглашении гостайны. - Ред.), и я подавал ходатайство об УДО в Дмитровский городской суд. Однако в апреле состоялся приговор по "дмитровскому делу", и срок УДО передвинулся на 22 июня.

...Я был отправлен в СИЗО города Капотня, а 23 июля меня неожиданно этапировали в Нижний Тагил. По прибытии туда меня незаконно поместили в штрафной изолятор, где я отсидел 13 суток, хотя режим колонии-поселения не предусматривает содержания под стражей. Я обжаловал это решение. Они поняли, что были неправы, и предложили мне забрать жалобы в обмен на условно-досрочное освобождение. Мне сказали, что как заключенный я их не интересую - им нужна рабочая сила, а не бунтари. Они испугались цепной реакции - другие заключенные могли по моему примеру тоже начать писать жалобы.

19 августа было судебное заседание. В деле уже имелись мои характеристики из других мест (я их запросил заранее). Суд учел, что половину срока я отбыл под стражей по деяниям, которые не предусматривают содержания под стражей. Суд также учел, что у меня маленькие дети. Кроме того, суду было очевидно, что я кому-то перешел дорогу, настолько неправосудным был мой приговор. В общем, суд понял, что это нездоровый наезд, так называемая судебная ошибка.

Я уверен, что заказа сверху не было - это было исключительно решение местной администрации и прокуратуры, надзирающей за колониями. Они не захотели влезать в эту политическую кашу.

Я намерен продолжить свою деятельность по расследованию обстоятельств терактов 1999 года. У меня не завершена работа по соглашению с пострадавшими от взрыва на улице Гурьянова - сестрами Морозовыми. По своим каналам я получил информацию, что Крымшамхалова и Деккушева (осужденных за взрывы жилых домов 1999 года. - Ред.) использовали втемную. Их обманули - обещали скостить срок в обмен на признательные показания. Я намерен докопаться до истины. Правда, прошло два года, психология людей изменилась, кого-то удалось запугать, в том числе моим примером.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница