Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

24.11.2006

Письмо Трепашкина от 24 ноября 2006 г.

Нас душат, как щенков!

В 1998 году была большая статья в одной из центральных газет под названием «Нас передушат, как щенков». В ней сотрудник УРПО ФСБ РФ подполковник Литвиненко А.В. высказал свой прогноз после известной пресс-конференции сотрудников названного управления, состоявшейся 17 ноября 1998 года в «Интерфаксе», на которой он вместе с коллегами по службе полковником Шебалиным В.В. (человек в маске), майором Понькиным А.В., старшим лейтенантом Латышонком Константином и Щегловым Германом рассказали о том, как руководство ФСБ РФ поручало им похищения и убийства людей. В частности, они рассказали о трех случаях подготавливаемых по указанию бывшего директора ФСБ РФ Ковалева Н.Д. (ныне депутата Госдумы России), генералов Хохолькова, Макарычева и других преступлений:
1) убийства исполнительного секретаря СНГ Березовского Б.А.;
2) похищения в целях получения выкупа предпринимателя Джабраилова У.;
3) физического устранения меня (в то время я был начальником следственного отдела УФСНП РФ по Московской области).
Замечу, что, кроме присутствующих в «Интерфаксе» 5 (пяти) сотрудников УРПО ФСБ РФ, еще более 7 человек подтвердили факт подготавливаемого в отношении меня акта насилия, в том числе сотрудники ФСБ РФ подполковники Гусак, Скрябин, Ермолов, Круглов и другие.
Так как перед этим меня вызывали в Главную военную прокуратуру, где ознакомили с рядом документов о готовящемся против меня покушении, в том числе с заявлениями многих сотрудников ФСБ РФ в адрес руководителя Администрации Президента России, я согласился поучаствовать 17 ноября 1998 года в известной пресс-конференции в качестве предполагаемой жертвы покушения. К сожалению, меня в СМИ отнесли к сотрудникам ФСБ РФ, получившим заказ на физическое устранение Березовского. Это не соответствовало действительности и вызвало путаницу в публикациях, а также нехорошие последствия в моей дальнейшей судьбе.
У Литвиненко тогда спросили: как может сложиться ваша судьба с учетом таких громких разоблачений? Он ответил: если не будет хорошей поддержки, то преступные генералы-убийцы нас уволят, а затем нас передушат, как щенков!
Генеральская солидарность и большие деньги сделали свое дело. Кроме того, во власть резко вошли Путин В.В. и Патрушев Н.П. (прибывшие разновременно в ФСБ РФ из ГПУ Администрации Президента РФ), и нужно было крепить авторитет госбезопасности. Разоблачения мешали этому. Кто даст пилить свой трамплин? И всех причастных к пресс-конференции 17 ноября 1998 года стали душить, как щенков, мочить как неугодных.
Литвиненко А.В. сидел в СИЗО «Лефортово» и Бутырке, прошел через многие обвинения, а в результате 3 года 6 месяцев л/с условно по сомнительным деяниям и бегство в Лондон. И вот убит!
Все без исключения «разоблачители» были уволены из ФСБ РФ.
Осужден был Гусак А.И., и тоже к условной мере (наскребли, что могли сделать по заказу).
Продолжилась оперативная работа и по жертвам. Березовский вынужден был эмигрировать. Трофимов (бывший генерал ФСБ. — Ред. сайта) — убит в Москве (он послал в 1994 году Литвиненко разбираться с первым покушением на Березовского, в результате чего они подружились). Меня же заключили под стражу, и вот уже четвертый год я удерживаюсь в местах лишения свободы при особом режиме изоляции по сфабрикованному обвинению!
Повезло лишь бесхребетному трусу Шебалину В.В. Зная, что у него за плечами (в отличие от других участников пресс-конференции) ряд тяжких преступлений, и поняв, что Березовский не поможет ему стать генералом (на что он очень рассчитывал, когда стал одним из руководителей группы «разоблачителей»), Шебалин бросился в ноги к нечистоплотным сотрудникам ФСБ РФ и предложил выступать в качестве агента-провокатора УСБ ФСБ РФ и лжесвидетеля по Литвиненко и его окружению. Подлеца взяли! Шкуру свою он спас. И даже вошел в группу, разрабатывавшую схемы уничтожения как самого Литвиненко, так и его сторонников.

М.И. Трепашкин
24.11.2006

Смешно выглядит официально озвученная версия убийства Литвиненко А.В. за то, что он «часто появлялся в компании эмиссара чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева». Дело в том, что Литвиненко и Закаев в Англии поселены по соседству. Они — соседи! И как русскоязычные беженцы они общались между собой. Когда брали какое-либо интервью, просили дать комментарии по какому-либо событию, то представители СМИ, как правило, приглашали обоих «политбеженцев». Вот они вместе и появлялись. Это логичные и вполне объяснимые обстоятельства. А делать на это упор, как будто они были сообщниками, - не совсем верно. Если следовать такой версии, то в первую очередь должен был быть отравленным сам Закаев. Или не так?

М.И. Трепашкин
24.11.2006

Ярлыки:

23.11.2006

Письмо Трепашкина от 23 ноября 2006 г.

«А враги мои живут и укрепляются, и умножаются ненавидящие меня безвинно; и воздающие мне злом за добро враждуют против меня за то, что я следую добру» (псалом Давида, 37).


Я очень сожалею, что правозащитники не придали должного внимания тому, о чем говорил Литвиненко А.В. еще в апреле 1998 года, когда он, будучи сотрудником УРПО ФСБ РФ и явно рискуя должностью, вместе со своими коллегами Гусаком А.И. и Понькиным А.В. дали разоблачительные интервью журналисту телевизионного канала ОРТ Доренко Сергею Леонидовичу о преступлениях руководителей ФСБ РФ, в том числе об убийствах, совершаемых руками как сотрудников ФСБ РФ, так и их агентуры.
Не было и должной реакции, когда подверглись беспрецедентным преследованиям участники скандально известной пресс-конференции в «Интерфаксе» 17 ноября 1998 года, на которой сотрудники того же УРПО ФСБ РФ Литвиненко А.В., Шебалин В.В., Латышонок К., Щеглов Г., Понькин А.В. рассказали о заказных убийствах и похищениях людей, совершаемых по указанию руководства ФСБ РФ — Ковалева Н.Д., Хохолькова Е.Г., генералов Макарычева, Овчинникова и других. Не поверили, что такое может быть? Все ограничилось общими фразами в СМИ с обеих сторон. Никто не остановился на анализе доказательственной конкретики. Она была у участников пресс-конференции, и ее не было у стороны властей-преступников. И все, как зомби, пошли по руслу, предложенному властями: не стоит шуметь вокруг разоблачений. А это властям и было нужно.
Потом — как следствие безнаказанности — последовали подрывы домов в сентябре 1999 года, «Норд-Ост» и ряд других кровавых преступлений, где вина спецслужб была очевидна. Почему-то все поверили в сказки о о раскрытии этих преступлений!
Может, смерть Литвиненко А.В., павшего жертвой безнаказанной мести, заставит наконец тех, кто занимается защитой прав человека, обратить внимание к конкретике происходящего? Ведь конкретика покажет ложь властей!
У меня на душе величайшая досада в связи со смертью Литвиненко А.В. Именно досада! Такая же досада, как и после убийства Политковской А.С. Сочувствие к ним у меня было почти 10 лет. А сейчас — досада от того, что дохленькое и неорганизованное правозащитное движение России не способно эффективно препятствовать ни политическим убийствам, ни защите лиц, преследуемых властями по политическим мотивам (видимо, следует читать: препятствовать преследованиям по политическим мотивам. — Ред. сайта), ни иным преступлениям высших должностных лиц государства против людей. Слабость из-за разобщенности, какие-то распри, часто боязнь — вот лишь несколько причин бездеятельности правозащитников.
Я был вместе с Литвиненко А.В. участником пресс-конференции 17 ноября 1998 года. Я уже не был сотрудником органов госбезопасности, я не был знаком до октября 1998 года с сотрудниками УРПО ФСБ РФ, выступившими на пресс-конференции. Я был приглашен как жертва готовящегося сотрудниками ФСБ РФ убийства за то, что еще ранее обращал внимание на совершаемые сотрудниками ФСБ РФ преступления с ведома руководства. За это меня уволили из ФСБ РФ, многократно организовывали покушения, в том числе и силами УРПО ФСБ РФ.
Убийцы сумели без препятствий погасить волну скандала! Правозащитники, хотя и имели какие-то сомненья, промолчали! И вот пошли жертвы! В том числе и разоблачители гибнут, и те, кто был объектом преступного посягательства (власти продолжали их убийства и преследования).
11 лет я чуть ли не в одиночку воюю с преступниками из числа высокопоставленных должностных лиц спецслужб против людей, жителей Москвы и России в целом, против детей. В октябре 2003 года был спокойно, безнаказанно и хладнокровно выполнен план ФСБ РФ, о котором Гусак, Литвиненко и Понькин рассказали ОРТ еще в апреле 1998 года — мне подбросили пистолет и патроны, чтобы заключить под стражу и «заткнуть рот». Меня держали в камере с химикатами — дустом, склоняли (видимо, следует читать: угрожали. — Ред. сайта) «садануть» заточкой, поместили в условия, постоянно вызывающие аллергию. И все ждут, сколько же я протяну. Ждут и палачи, и, что досадно, правозащитники. Ибо их реакция на явный беспредел очень слабая. В основном протестуют одиночки. Против преступного беззакония нет обращений в структуры Совета Европы и ООН. Я нахожусь на положении:
«Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои» (псалом 21).
И прошу о помощи, а она все не идет.
Я уже четвертый год содержусь в СИЗО, ИВС и зоне, не совершивши ничего противозаконного против людей. Все мои обвинения (видимо, следует читать: обвинения против меня. — Ред. сайта) придуманы! И это видно взглядом даже неюриста. Но четвертый год я не могу рассказать людям, за что я сижу за колючей проволокой, т.е. что мне придумали палачи! Даже защитники и правозащитники держат меня в какой-то информационной блокаде, очень выгодной властям, чтобы поливать меня грязью и прессовать в зоне. Если бы не было молчания, а через центральные СМИ было оглашено, за какие конкретные деяния преступники от власти упекли меня за решетку, то уголовное дело давно было бы пересмотрено.
Литвиненко, я — не последние в цепочке преследуемых. Молчите? Завтра в этой цепочке может оказаться любой из вас. Подумайте об этом. И, может быть, смерть Литвиненко заставит вас поверить в реальность того, о чем он говорил! Поверить и начать действовать более активно.
Литвиненко А.В. я предупреждал о создании еще в 2002 году группы по его уничтожению.
Еще ранее я описывал конкретную ситуацию об использовании в ФСБ РФ спецъядов для физического уничтожения людей. Уже в 1994 году некоторые из сотрудников ВКР выкрадывали эти яды с объектов разработки и пытались продать знакомым предпринимателям для устранения конкурентов. На этом и погорели, наткнувшись на агентуру ФСК РФ. Эти яды не оставляют следов в организме. Чаще всего отравленным констатируют при вскрытии сердечную недостаточность. Яд обычно аэрозолем либо кисточкой наносится на руль и дверные ручки автомобиля, в месте, где работает кондиционер, на телефонные трубки и т.д. В описанном мною случае было 10 видов ядов различного действия (через дыхательные пути, через кожу рук, через слизистую глаз и т.д.). Следы подобных ядов присутствуют в деле об убийстве Кивелиди, Щекочихина и других. Не исключено, что такие яды применены для убийства Литвиненко А.В.
Молчите. И вы будете следующими.

М.И. Трепашкин
23 ноября 2006 года

Ярлыки:

20.11.2006

«ФСБ ИСПОЛЬЗУЕТ СПЕЦЯДЫ»

«ФСБ ИСПОЛЬЗУЕТ СПЕЦЯДЫ». Что хотел рассказать Скотленд-Ярду бывший офицер ФСБ, ныне заключенный Михаил Трепашкин | Новая газета:

В распоряжении редакции оказались письма, подписанные Михаилом Трепашкиным и, судя по почерку, опознанному его друзьями и адвокатами, написанные его рукой. В этих письмах содержится обращение к сыщикам Скотленд-Ярда, ведущим расследование по делу Литвиненко, а также та информация, которую, по-видимому, заключенный нижнетагильской колонии-поселения хотел бы передать в Лондон. Первое из писем, датированное 20 ноября этого года, адресовано самому Литвиненко — тогда еще живому. Последующие, как указано, написаны уже после смерти Литвиненко, а потому обращены к общественности и британским следователям.

20 ноября 2006 г.

«Уважаемый Александр Вальтерович! <…> Еще в августе 2002 года я сообщал о том, что у меня была встреча около станции метро «Китай-город» с бывшим сотрудником УРПО* ФСБ РФ Шебалиным В.В. (по его просьбе). При этой встрече он заявил, что снова работает на ФСБ РФ <…>, что создана «очень серьезная группа», которая будет «еб-шить всех, кто связан с Березовским и Литвиненко». Мне он сказал, что если я отойду от дела по взрывам домов и начну сотрудничать с этой группой, то меня «оставят в покое». Тогда же он попросил у меня данные на твоего отца <…>. Я четко понял, что твоих родных решили потихоньку убирать, маскируя факты убийства. Если они живы, то из-за того, что я факт этого преступного предложения сразу предал огласке…».

23 ноября:

« <…> Литвиненко А.В. я предупреждал о создании еще в 2002 году группы по его уничтожению. Еще ранее я описывал конкретную ситуацию об использовании в ФСБ РФ спецядов для физического уничтожения людей. Уже в 1994 году некоторые из сотрудников ВКР** выкрадывали эти яды с объектов разработки и пытались продать знакомым предпринимателям для устранения конкурентов. На этом и погорели, наткнувшись на агентуру ФСК РФ. Эти яды не оставляют следов в организме. Чаще всего отравленным констатируют при вскрытии сердечную недостаточность. Яд обычно аэрозолем либо кисточкой наносится на руль и дверные ручки автомобиля, в месте, где работает кондиционер, на телефонные трубки и т.д. В описанном мною случае было 10 видов ядов различного действия (через дыхательные пути, через кожу рук, через слизистую глаз и т.д.). Следы подобных ядов присутствуют в деле об убийстве Кивелиди, Щекочихина и других. Не исключено, что такие яды применены для убийства Литвиненко А.В.».

7 декабря:

Чиновники, фабриковавшие в отношении меня уголовное дело, испугались моей возможной встречи со следователями Скотленд-Ярда и <…> дали указание об особо жестком режиме моей изоляции. <…> Но я по-прежнему категорически настаиваю на своем вызове для допроса по делу Литвиненко. Я уверен, что те, кто убил Литвиненко Александра, причастны к моей травле».


* Расформированное ныне Управление разработки преступных организаций ФСБ.

** ВКР – военная контрразведка (антитеррористический и антидиверсионный спецдепартамент ФСБ).


Комментарии
Почему Скотленд-Ярд так и не встретился с Трепашкиным

Александр СИДОРОВ, официальный представитель ФСИН («Интерфакс»):
«Мы не допустим, чтобы осужденный за разглашение гостайны продолжал выступать в роли источника информации для представителей спецслужб иностранных государств».

Юрий ЧАЙКА, генпрокурор РФ (РИА «Новости»):
«Трепашкин в следственном поручении (Скотленд-Ярда. — Прим. ред.) не упоминался. …Половина населения мест лишения свободы может сказать, что располагает какими-то данными».


Справка «Новой»

ТРЕПАШКИН Михаил Иванович 20 лет проработал в Следственном управлении, а затем в Управлении собственной безопасности ФСБ. В середине 90-х при попытке арестовать банду, крышевавшую один из московских банков, столкнулся с сотрудниками спецслужб, утверждавших, что они — «внедренные агенты». После сильного противодействия сверху был уволен из органов, затем восстановился по суду и уволился уже сам.

С 1999 года работает адвокатом. Выступал представителем потерпевших по делу о взрывах домов в Москве и Волгодонске. Изучая дело, обнаружил, согласно сведениям американской газеты Chicago Tribune, проводившей собственное расследование по данной теме, фоторобот неизвестного подозреваемого, описание которого было изъято из дела, опознал в нем одного из тех самых «внедренных агентов» Владимира Романовича и нашел свидетеля, который готов был подтвердить фальсификацию в суде. Однако за неделю до начала официальных слушаний машину Трепашкина остановили сотрудники «в штатском», неожиданно обнаружившие у него на заднем сиденье пистолет.

С декабря 2003 года находился под стражей, будучи официально обвинен по статьям 222 ч. 1 («незаконное приобретение и хранение оружия») и 283 ч. 1 («разглашение сведений, составляющих государственную тайну при отсутствии признаков государственной измены»). В мае 2004 года Московский окружной военный суд приговорил его к четырем годам лишения свободы. Причем применение первой из статей, по словам адвокатов, вообще не имело юридического смысла, так как Трепашкин в силу множества боевых и правительственных наград, полученных в годы службы в ФСБ, имел право на амнистию. К тому же в той части, где речь касалась пистолета, адвокатам удалось доказать, что оружие было подброшено, и добиться таким образом оправдания. Остальное — это патроны, один из которых, как сообщается в приговоре, вообще был отобран знакомым Трепашкина у детей и уничтожен.

Что же касается другой статьи, то и адвокаты, и сам осужденный считают абсурдным даже предположение о том, чтобы бывший офицер ФСБ Трепашкин мог разгласить какую бы то ни было гостайну офицеру ФСБ Шебалину, имевшему, согласно тексту приговора суда, допуск по форме № 1 (т.е. наивысший) даже после увольнения Трепашкина из ФСБ. Тем более что, по словам адвокатов и самого осужденного, Трепашкин сообщал тому о готовящемся преступлении.

В 2005 году был отпущен на свободу по условно-досрочному освобождению, однако после очередных разоблачительных интервью в прессе к нему домой, по рассказам адвокатов, приехали трое «в штатском» и на машине увезли в Свердловскую область, где он был снова помещен в колонию. Адвокаты рассказывают, что только после этого состоялось судебное заседание, которое задним числом отменило постановление об условно-досрочном освобождении.

В итоге сейчас, когда по основному сроку Трепашкину осталось находиться в колонии один год, в судах различных инстанций, включая Страсбург, находятся несколько жалоб на незаконное обвинение, отмену условно-досрочного освобождения, задержание дома и переправку в колонию, откуда уже был фактически освобожден. Нынешнее положение в колонии Трепашкина, страдающего бронхиальной астмой, таково, что, по словам адвоката Елены Липцер, его «и травить-то не надо ничем, его и так убивают».

Публикацию подготовили
Дарья ПЫЛЬНОВА, Дмитрий ШКРЫЛЕВ
18.12.2006

Ярлыки:

Письмо Трепашкина Литвиненко

Г-ну Литвиненко Александру Вальтеровичу

Уважаемый Александр Вальтерович! Я сочувствую Вам в связи с отравлением. И считаю, что частичной виной этому является бездействие по конкретным фактам готовившихся на Вас покушений. В частности, еще в августе 2002 года я сообщал о том, что у меня была встреча около станции метро «Китай-город» с бывшим сотрудником УРПО ФСБ РФ Шебалиным В.В. (по его просьбе). При этой встрече он заявил, что снова работает на УСБ ФСБ РФ (через Витвинова его взял на связь сотрудник УСБ Парамонов Д.А.), что создана «очень серьезная группа», которая будет «еб-шить всех, кто связан с Березовским и Литвиненко». Мне он сказал, что если я отойду от дела по взрывам домов и начну сотрудничать с этой группой, то меня «оставят в покое». Тогда же он попросил у меня данные на твоего отца и еще какого-то родственника (сейчас не помню), проживающих в Бирюлеве. Я ему тогда ответил, что вообще не перевариваю грязное насилие, а тем более убийства. Я четко понял, что твоих родных решили потихоньку убирать, маскируя факты убийства. Если они живы, то из-за того, что я факт этого преступного предложения сразу предал огласке. Вспомни, я тебе тоже об этом говорил, но реакции не последовало. А нужно было требовать расследования.
В ходе той беседы я сказал Шебалину В.В.: «Забудьте Литвиненко А.В.! Он в Лондоне. И хватит грязных дел по сведению личных счетов. Есть дела более важные для ФСБ РФ — в Москве появился задерживавшийся мною ранее полевой командир Салмана Радуева по прозвищу Абдул. Он специалист по террористическим операциям. Его в декабре 1995 года приказал отпустить Патрушев Н.П. Тогда он рванул в Турцию, но обещал собрать силы и вернуться, расстреляв меня, Гагаева и Шевченко. И вот он в Москве, его видел Евстигнеев Александр. Кроме того, от клиентов (подзащитных адвоката Трепашкина. — Ред. сайта) мне известно, что с мая 2002 года в Западном и Юго-Западном округах (Москвы. — Ред. сайта) появилось много вооруженных чеченцев, смело устраивающих «стрелки», безбоязненно приходя на них с оружием. Что-то готовится, и надо срочно работать в этом направлении, а не с Литвиненко сводить счеты!». Я тогда передал Шебалину (для ФСБ РФ) справки 1995-1996 г. со старыми местами проживания «Абдула» и его связей.
Но в ФСБ РФ не отреагировали. Грянули события в ДК на Дубровке («Норд-Ост»), повлекшие 130 смертей заложников. Эпизод встречи с Шебалиным и предупреждения о готовящемся террористическом акте мне вменен как разглашение государственной тайны, раскрывающее сведения о планах ФСБ РФ!
Как я понял, вопросы преследования Березовского Б.А. и Литвиненко А.В., а также их сторонников в России были поставлены властями на более важное место, чем предотвращение террористических актов в Москве. А может, «Норд-Ост» — это тоже часть планов ФСБ РФ?
А потом заместитель генерального прокурора РФ Колесников поднял пыльные события по контрактам с «Жигулями», чтобы зацепиться за Березовского. Меня по беспределу заперли в тюрьму и уже четвертый год удерживают в изоляции, за колючей проволокой. И спокойно (в спокойной обстановке «человеколюбивого» российского «правового» государства, каким его преподносят на международной арене) по отдельному плану решили добраться до Вас, Александр Вальтерович!
Если и далее Вы будете бросать лишь лозунги, а не описывать доказательственную конкретику, и молчать по изложенным фактам, то Вас уничтожат! Кстати, меня беспокоит, что и по моему делу организована какая-то информационная блокада. Я пишу много конкретного, но ничего не помещается не только в центральных СМИ, но даже на моих сайтах. Хотя в марте с.г. в ответ на мое обращение Березовский Б.А. обещал помочь с освещением в СМИ моего дела. Однако меня, наоборот, изолировали даже защитники и правозащитники!
Я не возражаю против опубликования этого письма в СМИ.

С уважением и сочувствием
М.И. Трепашкин
20 ноября 2006 года

P.S. Так как мои письма часто не доходят до адресата, то подтверди хотя бы одной строчкой факт получения этого письма.


Ярлыки:

02.11.2006

С боем на свидание

~~~~~~~~~~~ ДПН ИНФОРМ ~~~~~~~~~~~
информационная рассылка
ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ДВИЖЕНИЯ ПРОТИВ НАСИЛИЯ
от 2 ноября 2006 года
г. Екатеринбург

С БОЕМ НА СВИДАНИЕ
к политзаключенному Михаилу Трепашкину пришлось прорываться правозащитнику Владимиру Шаклеину

Случилось это 30 октября, когда правозащитник приехал в город Нижний Тагил, имея на руках все необходимые для допуска на свидание с заключенным документы. Несмотря на предварительную договоренность, нижнетагильский адвокат Трепашкина Любовь Борисовна Косик, еще раз позвонила в спецчасть ФГУ ИК-13. Секретарь спецчасти сообщила, что никаких проблем возникнуть не должно и предложила приехать в ИК-13. В 11-35 утра Владимир Шаклеин в сопровождении независимого журналиста Глеба Эделева появились у ворот ИК-13. Охранник с КПП колонии пошел узнавать, есть ли подписанный начальником колонии Золотухиным пропуск. Минут через 15 он вернулся и заявил, что все работники ИК-13 обедают. Когда точно закончится обед, он не уточнил. Стало ясно, что все сотрудники колонии будут "обедать" до тех пор, пока правозащитник находится у их порога. Владимир Андреевич продолжал требовать, чтобы кто-нибудь из уполномоченных на то представителей колонии вышел к нему для того, чтобы решить проблему со свиданием, назначенным на 12 часов. Журналист Эделев вел аудиозапись беседы Шаклеина с охраной, но охране это не понравилось. Не представившийся охранник грубо потребовал прекратить использовать технические средства, ссылаясь на объявление у калитки в КПП. Журналист запись не прекратил. Наоборот, его очень заинтересовали цветистые обороты речи охранника. Он объяснил человеку в форме, что на территории колонии он не находится и вообще в объявлении написано о запрете лишь на фото и видео съемку. Надзиратель ответил, что аудиозапись в объявлении подразумевается, но "цепляться" дальше не стал. Видимо и сам понял, что сказал что-то странное. По просьбе Шаклеина, адвокат Косик позвонила и.о. прокурора по надзору за исправительными учреждениями Кузнецову. Тот пообещал разобраться в ситуации. Как видно настойчивость правозащитника и вмешательство прокурора на этот раз оказали воздействие. Примерно часа через полтора, "Обед" наконец закончился. Шаклеина под конвоем провели на территорию колонии и свидание с Трепашкиным состоялось. Своими действиями администрация ИК-13 украла около часа драгоценного времени из разрешенного Шаклеину четырехчасового свидания. Владимир Шаклеин пообещал, что такие действия администрации колонии безнаказанными не останутся. Он уже добивается возбуждения уголовного дела против начальника ФГУ ИК-13.

ЕКАТЕРИНБУРГСКОЕ ДВИЖЕНИЕ ПРОТИВ НАСИЛИЯ (ДПН): Для писем: 620049, г. Екатеринбург, а\я № 174, Эделеву Глебу Вадимовичу. Тел. 8-922-601-05-31 (Глеб). E-mail: dpn@etel.ru

Ярлыки:

Александр Литвиненко: "Вы, Патрушев, подлец"

Александр ЛИТВИНЕНКО

Директору Федеральной Службы Безопасности,
«герою» России
Патрушеву Н.П.
От гражданина России:
Литвиненко А.В.


19 мая 2004 года Московский Окружной военный суд исполнил вашу волю и осудил Михаила Трепашкина, честного и замечательного человека, к четырем годам лишения свободы. Патрушев вы можете праздновать «победу», обладая неограниченной властью и не имея чести , достоинства и элементарной человеческой совести, злоупотребляя должностными полномочиями вы отправили за решетку не виновного человека, пенсионера и адвоката. Патрушев вы наверное и правда «герой» России и совершенный вами «подвиг» стоит в одном ряду с заслугами полковника Буданова убившего беззащитного ребенка и оправданного судом капитана Ульмана расстреляшего в спину беременную женщину и безоружных стариков.

(читать дальше)

Ярлыки: