Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

16.06.2006

Адвоката в колонию не пустили

информационная рассылка
Екатеринбургского движения против насилия
от 16 июня 2006 года г. Екатеринбург

Правозащитника в колонию не пустили

15 июня правозащитник Владимир Шаклеин приехал в Нижний Тагил для проведения консультаций среди заключенных колонии ИК 13. До этого Владимир Андреевич известил о своем намерении руководство ГУФСИН Свердловской области. Извещение правозащитника было спущено для решения этого вопроса руководству колонии. Консультация должна была начаться в 10 часов. Без пятнадцати десять Шаклеин уже был у КПП колонии ИК 13. На территорию колонии правозащитник проник без препятствий.

Проблемы начались в здании администрации колонии. Владимир Андреевич больше 40 минут ожидал в вестибюле здания, когда к нему явится руководство колонии. Наконец начальник колонии г. Золотухин сообщил правозащитнику, что ему отказано в проведении консультации на территории колонии и во встрече с заключенным Трепашкиным. Под угрозой применения силы правозащитник был вынужден покинуть колонию. Владимир Андреевич сообщил, что намерен обжаловать действия руководства колонии в суде.

Ярлыки:

07.06.2006

Говорит Михаил Трепашкин

информационная рассылка
ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ДВИЖЕНИЯ ПРОТИВ НАСИЛИЯ
от 7 июня 2006 года
Специальный выпуск г. Екатеринбург
ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫЕ В РОССИИ


Говорит Михаил Трепашкин
В СИЗО-1 города Екатеринбурга я отдыхал от психологического прессинга, организованного в отношении меня в ИК-13


С 21 февраля по 16 марта 2006 года я находился под стражей в учреждении ФГУ ИЗ-66/1 (СИМЗО-1) города Екатеринбурга, куда меня этапировали в "столыпинском" вагоне для участия в суде кассационной инстанции при рассмотрении моей жалобы на отказ в УДО в режиме видеоконференцсвязи.

Несомненно, что меня, осужденного к режиму колонии-поселения, нельзя было брать под стражу и этапировать под вооруженным конвоем.

Это противоречит требованиям ст.129 Уголовно-исполнительного кодекса России. И, конечно же, незаконно было удерживать меня под стражей в СИЗО № 1 в период с 21 февраля по 16 марта 2006 года (почти месяц), но я не предпринимал меры категорического протеста, ибо под конвоем и в камере № 127 СИЗО я морально чувствовал себя безопаснее, чем в ФГУ ИК-13.

И даже не так давило на психику то, что в камере № 126 когда-то был обнаружен повешенный труп Хабарова. Было спокойнее из-за того, что в СИЗО-1 никто не мог неожиданно подойти сзади и закричать, что я с ним не поздоровался, я мог полежать на "шконке", а не стоять целый день на больных ногах (как требовали в ИК-13) и т.д.

В СИЗО-1 я чувствовал себя безопаснее, хотя находился под особым контролем и знал, что тоже могут посадить в ШИЗО, что в корпусе № 1 есть пресс-хата № 150, где арестованным отбивали почки (одного такого "обработанного" молодого арестанта после месячного пребывания на "больничке" потом содержали несколько дней у нас в камере № 127), и полуподвальные сырые "хаты" - камеры № № 151 - 154, где полно воды на полу.

Осужденный Плотников был закрыт по указанию начальника СИЗО Богинич в камеру № 151 только за то, что написал жалобу в Европейский суд по правам человека. У него буквально выбивали показания, что написать жалобу его настроил я. И из мокрого корпуса камер его подняли в нормальную камеру лишь после того, как меня "столыпинским" этапом срочно увезли в город Нижний Тагил.

Для чего выбивались на меня показания из Плотникова? Они хотели помощь в написании жалоб о нарушении прав заключенных вывернуть в склонение к неповиновению администрации!?

Таков извращенный стиль работы ГУ ФСИН Российской Федерации по Свердловской области.


Тагилстроевский районный суд города Нижнего Тагила освободил условно-досрочно тех осужденных ФГУ ИК-13, кто писал лжедоносы, помогая засадить меня в зону за колючую проволоку.

Явно демонстрируя беспредел, творимый в отношении меня в Свердловской области, ГУ ФСИН Российской Федерации по Свердловской области и Нижнетагильская прокуратура по надзору за соблюдением законов в ИУ через ручной Тагилстроевский районный суд города Нижнего Тагила освободили тех осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления, кто писал на меня ложные доносы о якобы совершении мною различных правонарушений, чтобы помочь администрации ИК-13 выполнить "заказ из Москвы" от Главного военного прокурора и ФСБ Российской Федерации и засадить меня снова за колючую проволоку.

Вспомните, как изгалялись судья Ильютик Д.А. и прокуроры, пуская пыль в глаза несведущих в уголовном законодательстве, что я якобы опасен для общества. Хотя они прекрасно понимали, что сфабрикованные в отношении меня обвинения не относятся к опасным, не являются тяжкими и не причинили никому вреда.

Судья Ильютик Д.А. и прокуроры, чтобы засадить за колючую проволоку меня как ветерана органов безопасности, награжденного боевыми правительственными наградами за спасение жизней людей, в основу своего решения положили не характеристику ветеранов спецподразделений "Альфа", "Вымпел", других подразделений КГБ СССР - ФСБ Российской Федерации, МВД и ФСНП Российской Федерации, а лжедоносы убийц, наркобарыг, грабителей и насильников, написанные по диктовку заказных, бесчестных мразей из ИК-13. И это им удалось, ибо Тагилстроевский районный суд - это всего лишь своеобразная административная комиссия при ФГУ ИК-13 и Нижнетагильской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ. В обратном трудно кого-либо убедить.

За ложные доносы по Уголовному кодексу России наказывают. Но не в Свердловской области, а тем более не в ИК-13. всех тех, кто помогал оставить меня в зоне и не пустить к детям в Москву, власти решили поощрить.

И вот ушел по условно-досрочному освобождению судимый за вооруженный грабеж наркоман Кирьянов Сергей, который не просто был "стукачом", а писал на многих ложные доносы, в том числе написал на меня, что якобы я кричал на врача колонии ИК-13 и размахивал руками. По этому ложному доносу меня посадили в 35-градусный мороз в ШИЗО, а Кирьянова отпустили домой. И суд не указал, что это пятое привлечение Кирьянова к уголовной ответственности, не указал на общественную опасность вооруженного грабителя. Берите общество продукт воспитания ИК-13. будет писать ложные доносы и сажать невиновных на воле. Ведь в зоне ему за лжестукачество прощали и пьянки, и употребления наркотиков, и угрозы изнасилования "легкостатейников", и драки в городе и т.д. и т.п. Все ради того, чтобы "Красная утка" оставалась "красной"!

Отпущен по УДО и лжедоносчик Гирфанов О.Х., житель Свердловской области, судимый за сбыт наркотиков (наркобарыга). Отпущен в качестве поощрения за то, что помог своими ложными стукачествами сфабриковать начальнику отряда Головину А.Ю. материалы о том, что я якобы не поздоровался с психологом ИК-13 Устиновым Г.Н. (хотя сам психолог говорит, что Гирфанова О.Х. как и убийцы Исакова Ж.Т. там и близко не было). И снова суд и прокурор посчитали Гирфанова О.Х. не опасным для общества. Пусть и дальше травит людей наркотиками, губит молодежь, но он готовый спец по фабрикациям дел и поможет засадить ни одного невиновного человека в тюрьму. Даст показатели "оборотням в погонах". Такова позиция суда и Нижнетагильского прокурора по надзору за соблюдением законов в BE Клементьева А.В.

Знают ли о такой политике по условно-досрочному освобождению ярый борец с наркобизнесом депутат Государственной Думы Ройзман Е.В. и Председатель Комиссии по вопросам помилования Юрий Демин. Им бы стоило обратить внимание на творимый в ИК-13 беспредел, что здесь лица, осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления (насильники детей, бандиты, грабители и т.п.) легко уходят по УДО, а те, кто осужден за деяния небольшой и средней тяжести (незаконная вырубка деревьев, подброшенные патроны, побои жены и т.п.), сидят "до звонка", т.е. до конца срока, пребывая в итоге по времени более длительный срок в колонии, чем убийцы и грабители!? Это явно нездоровая политика, ибо из-за несправедливости люди обозляются и выходят готовыми на рецидив из-за пересидки.

Необоснованное удерживание в зоне лиц свыше срока, позволяющего условно-досрочно освободиться, является грубым нарушением уголовной политики государства, ст. 79 УК Российской Федерации и не содействуют перевоспитанию осужденных.

А ФГУ ИК-13 всю свою деятельность направляет на то, чтобы отпускать по УДР людей порочных (приспособленцев, лгунов, лжедоносчиков и т.д.), а нормальных людей прессуют, издеваются над ними и держат до конца срока!? И проявляется это не только по большим делам и проверкам, но даже по мелочам.

Так, 4 ноября 2005 года, чтобы опорочить мои сообщения о нарушениях в ИК-13 условий содержания осужденных, была спланирована операция по пропуску на территорию колонии СМИ и встрече со специально подготовленными осужденными (другим запрещалось появляться на глаза под угрозой ШИЗО). Среди таких подготовленных лиц в зоне общего режима обо мне давал интервью Соболев Сергей. Этот человек не знал меня, ни разу не видел, но утверждал, что я не прав, а администрация просто лелеет осужденных и кормит их витаминными салатами и даже апельсинами!? Это интервью вызвало у всех смех. Но Соболев Сергей был поощрен за любимую администрацией ложь. Его почти сразу же через тот же Тагилстроевский районный суд перевели из зоны общего режима на участок колонии-поселения. Очень нужен лгун на проверяемом участке!

Михаил ТРЕПАШКИН 14 апреля 2006 года


НАПИШИ ПИСЬМО ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННОМУ!

622013, г.Нижний Тагил, ул.Фестивальная,1 ФГУ ИК-13 ФСИН по Свердловской области, 19 отряд.
ТРЕПАШКИНУ МИХАИЛУ ИВАНОВИЧУ.
----------------------------------------------------------------------
Более подробно "О деле Михаила Трепашкина":
тел. 8-(343) 246-48-63 - Сергей Кузнецов

Ярлыки:

06.06.2006

Трепашкину принудительно вводят психотропные препараты

ДПН ИНФОРМ
~~~~~~~~~~~
информационная рассылка
ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ДВИЖЕНИЯ ПРОТИВ НАСИЛИЯ
от 6 июня 2006 года
г. Екатеринбург
======================================================================

Трепашкину принудительно вводят психотропные препараты

5 июня. Сергей Кузнецов, являющийся защитником Михаила Трепашкина с октября 2005 года, направил заявление на имя заместителя генерального прокурора РФ по Уральскому федеральному округу Юрия Золотова с требованием возбудить уголовное дело против администрации и ряда должностных сотрудников ФГУ ИК-13 г.Нижнего Тагила, где содержится бывший полковник ФСБ.

Как пишет в своем заявлении Сергей Кузнецов, по имеющимся у него сведениям, после нескольких неудачных попыток организовать убийство Трепашкина с помощью осужденных - "тяжелостатейников", переведенных из ИК-13 на режим колонии - поселения, руководство колонии получило от высших чинов Главной военной прокуратуры и ФСБ указание провести ликвидацию Трепашкина путем лишения его необходимой медицинской помощи, а также незаконного применения психотропных и других сильнодействующих препаратов.

Первые попытки незаконного применения сильнодействующих средств были отмечены самим Трепашкиным в то время, когда в январе 2006 года он находился в штрафном изоляторе, а также в апреле с.г., когда под видом лекарств от бронхиальной астмы ему были выданы таблетки, лишенные упаковки и не имеющих признаков заводского изготовления.

По свидетельству Трепашкина, "один из заключенных, добровольно согласившийся провести испытание выданных ему медикаментов, более суток проявлял призраки неадекватного поведения, испытывал необъяснимый страх и тревогу, состояние депрессии, упадок сил и воли."

По мнению Сергея Кузнецова, прямым подтверждением незаконного применения к Трепашкину сильнодействующих средств являются события 29 мая с.г., когда Трепашкин был доставлен на "скорой помощи" из зала Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила в районную больницу и госпитализирован с приступом бронхиальной астмы.

"Несмотря на настоятельные рекомендации врачей, руководство ФГУ ИК-13 категорически воспрепятствовала проведению медицинского обследования Трепашкина и взятию соответствующих анализов (в т.ч. биохимического анализа крови, способного выявить следы сильнодействующих препаратов и иных веществ). После этого под угрозой применения физической силы Трепашкин был вновь доставлен на территорию ФГУ ИК-13, где ему неоднократно вводились препараты, не имеющие признаков заводского изготовления, лишенные стандартной упаковки."

По мнению Сергея Кузнецова, действия руководства ФГУ ИК-13 подпадают под признаки состава преступления, предусмотренного статей 230 Уголовного кодекса РФ - "склонение к потреблению психотропных веществ".

В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 9 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" - под склонением к потреблению психотропных веществ понимаются "любые умышленные действия, направленные на возбуждение у другого лица желания к их потреблению (уговоры, предложения, дача совета и т.п.), а также обман, психическое или физическое насилие, ограничение свободы и другие действия с целью принуждения к приему психотропных веществ лица, на которое оказывается воздействие".


Более подробно: (343) 246-48-63 - Кузнецов Сергей

Ярлыки:

05.06.2006

Обращение правозащитной группы

Обращение правозащитной группы | Отдел писем | CHECHENPRESS:

29 мая 2006 года из здания Тагилстроевского районного суда города Нижний Тагил в общегражданскую клинику в тяжелом состоянии был доставлен осужденный Михаил Иванович Трепашкин. Во время судебного заседания, на котором рассматривался вопрос об изменении меры режима содержания осужденному тяжелобольному Трепашкину с поселения на общий, то есть фактически о переводе в обычную колонию из колонии-поселения Нижнетагильской ИК-13, где он ныне отбывает срок по сфабрикованному преступными путинскими властями уголовному делу за «разглашение гостайны», у Трепашкина произошло обострение бронхиальной астмы.

В Тагилстроевский районный суд по требованию защиты Трепашкина была вызвана бригада «скорой помощи», которая с разрешения и по постановлению судебных органов оказала первую помощь больному человеку и доставила его в общегражданскую клинику, где он был помещен под капельницу. Туда же в больницу прибыли и сотрудники Нижнетагильской ИК-13, которые начали силой вытаскивать больного Трепашкина из-под медицинского оборудования. Адвокатская защита Трепашкина была вынуждена вступить в конфликт с палачами из ГУИНа и вызвать ОМОН, который прибыл и вытеснил это палачьё из больничной палаты. Тем не менее, человек, чье состояние требует оказания постоянной квалифицированной медицинской помощи, а ее отсутствие может привести к смерти, был увезен назад в колонию, вопреки постановлению суда.

Совершенно очевидно, что, совершая эти противоправные действия, палачи из ГУИНа находятся в стадии исполнения заказа на физическое уничтожение Трепашкина Михаила Ивановича, честно исполняющего свой гражданский долг и первым заявившего об истинных причинах взрывов домов в Москве в 1999 году.

В московском СИЗО «Матросская Тишина» в настоящее время находится тяжелобольной журналист и правозащитник Борис Владимирович Стомахин, который при задержании – самого факта которого не должно было быть (то есть факта задержания журналиста), получил тяжелые травмы позвоночника, и которому так же требуется неотложная квалифицированная медицинская помощь и перевод в общегражданскую медицинскую клинику. Борис Стомахин является одним из активных сторонников прекращения военных действий в Чеченской Республике и наказания виновных в геноциде мирных чеченских граждан.

Борис Стомахин обвиняется российскими властями в совершение противоправных действий по статьям 280 УК РФ «Возбуждение национальной, расовой, религиозной вражды», 282 УК РФ «Призывы к свержению органов власти». Данное следствие проводится некомпетентными юридическими работниками и имеет ярко выраженную политическую подоплеку и направленность. Независимого журналиста преследуют за СЛОВО. Кроме того, существует реальная угроза применения против Бориса Стомахина психиатрического террора, поскольку следствием принято преступное решение о психиатрическом освидетельствовании подследственного Стомахина Бориса Владимировича. При этом есть все основания предполагать, что во время проведения этого принудительного психиатрического обследования, против Бориса Стомахина могут быть применены специальные средства из арсенала спецслужб РФ, которые опасны для здоровья человека и могут вызывать необратимые процессы в жизненно важных органах.

И Борис Стомахин, и Михаил Трепашкин, и ряд других российских граждан, находящихся у ГУИНовских палачей по заказу путинского кремля, разделяют судьбу тысяч чеченских граждан, прошедших через фильтрационные лагеря в самой Чечении, этапированных в разные учреждения ГУИН по территории России, где к ним со стороны сотрудников этих карательных органов применяется особо изощренное издевательское содержание.

Все это происходит на глазах европейского, так называемого «цивилизованного» сообщества, которое, провозгласив жизнь и права человека первоочередной ценностью в этом мире, тем не менее смотрит пустым мертвым взором на все происходящее на территории путинской нефтегазовой России, провоцируя российских властных преступников на очередные факты произвола в отношении собственных граждан.

Прямой вины руководителей западных государств в происходящем в России нет, но косвенная – очевидна и понятна всем. И Время, и История за это с них спросят сполна. Не такой сейчас век, чтобы все осталось незамеченным и неосмысленным. Безнаказанными они пока могут остаться, да, но это недолго, так как есть еще Высший Суд, у которого не отнять разум.

1. Лариса Володимерова (Амстердам),
2. Ярас Валюкенас (Литва),
3. Сергей Крюков (Россия),
4. Людмила Евстифеева (Россия),
5. Рафис Кашапов (Татарстан).

Ярлыки: