Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

20.03.2006

Обращение международных правозащитников

Свободу политзаключенным!
Обращение международных правозащитников

Адвокат Михаил Трепашкин, один из свидетелей в фильме Андрея Некрасова о деятельности ФСБ, приговоренный за честность и мужество к четырем годам колонии-поселения, объявил о своей бессрочной голодовке.

Правозащитник, сказавший правду о взрывах домов в России. Политзаключенный, перенесший пытки и давший подробное интервью о том, что сегодня творится в российском, вчера называвшимся советским, ГУЛАГе (сменившем лишь имя, но не суть), в том числе о судьбах кавказцев. Россиянин, предупредивший коллег, что живым из тюрьмы не вернется, — понимавший заведомо, что истина обречена при существующем строе.

Трепашкин, объявивший голодовку вслед за Бахминой и Ходорковским, остающимися в заключении. Вслед за Сайд-Эмином Ибрагимовым, своим геройским поступком — 40-дневной голодовкой у Дворца Совета Европы в Страсбурге — воздействовавшим на ПАСЕ: Запад, кажется, начинает медленно прозревать и, наконец, понимать, какие последствия грозят Европе в погоне за дешевыми нефтью и газом; чем обернется пресмыкательство перед наследниками Сталина и Дзержинского на троне в Кремле.

Наши требования неизменны:

— свободу политзаключенным и повсеместное запрещение пыток,

— объявление коммунистического и фашистского строя преступными, включая их сегодняшних правонаследников и не осудивших их как системы,

— прекращение войн,

— установление строгой законности и соблюдение международных правовых норм без тех оговорок, на которые сегодня самовольно идут Америка и Европа, не говоря о России.

Мы не должны допустить утраты тех демократических завоеваний, которые удалось установить ценой гибели миллионов жизней в результате войн, революций, гибели выдающихся гуманистов мира всех прошедших веков.

Наше обращение тем более своевременно, что политические преступники, ратующие сегодня за упразднение Гаагского суда (Жириновский и думские соглашатели), в первую очередь подлежат суду сами и пытаются априори избегнуть заслуженной кары.

Международное законодательство должно отвечать основным требованиям защиты основных прав и свобод всех людей (определенных Всеобщей Декларацией прав человека) и такому миропорядку, при которых невозможно было бы оправдать палачей ранга Гитлера, Сталина, равно как и Милошевича и Путина, подвергнувших геноциду народы — и нельзя было бы, безнаказанно нарушая международные конвенции, изгнать из своей страны политбеженца, как это происходит сегодня в Литве, Нидерландах и многих странах Западного мира.

Зная, как ревниво и пристально следит президент Путин за муссированием своего имени в печати, мы не сомневаемся, что нас слышат не только снаружи России, но и внутри.

Мы возвышаем свой голос, поскольку этого не могут сделать политзаключенные. Общий набат борцов за справедливость и гуманизм призван разбудить правительства разных стран и поднять народы России.

Не дожидайтесь, пока владелец награбленного у нищего населения 15-миллиардного состояния, Путин взорвет для отвлечения от реалий, уже ваши дома и потопит очередные лодки в вашей крови, уничтожит зрителей очередного театра (абсурда) и расстреляет танками и огнеметами ваших детей, протащит инфицированного узника по камерам Матросской тишины или запустит туда, воспользовавшись ситуацией, птичью заразу. Когда нет ответственности и морали, выбор велик. Пока мир не осудит публично коммунистический строй, в том числе его исполнителей-палачей и их сегодняшних наследников, руки тиранов будут развязаны для деспотии.

Михаил Трепашкин сделал последнюю ставку. Он готов отдать жизнь за наше будущее, за свободу наших детей. Как заявил адвокат, голодовка будет прекращена только в случае "освобождения от незаконного содержания под стражей".

Пока писалось это обращение, Михаила Ходорковского заключили на 7 суток в ШИЗО... за распитие чая. Произвол, бьющий прямой наводкой по всем арестантам, включая подростков в колониях, инвалидов в специнтернатах, искалеченных защитников родины всех возрастов, сирот в детских домах, нарастает ежеминутно. Ожесточение власти указывает на то, как боится нас Кремль, доживающий свои последние дни.

Правительства стран!

Международные Фонды!

Суды!

Рядом с вами ежеминутно пытают и уничтожают лучших представителей разных народов, поскольку законодательство несовершенно и нарушаемо. Мы, современники, являемся свидетелями геноцида и зверств. Мы потворствуем своим молчанием происходящему и влекущему мир к деградации, к исчезновению человека как homo sapiens. Крепите Трибунал Гааги, Страсбургский Суд, единство Европы и мира. Противодействуйте злу. Завтра любой из вас может оказаться бессильным перед угрозой нашествия коммунизма-фашизма.

Помогите политзаключенным!

Лариса Володимерова — Нидерланды;
Ярас Валюкенас — Литва;
Надежда Банчик — США;
Ирина Смит — Великобритания;

Виктория Пупко — США;
Александр Литвиненко — Великобритания;
Борис Стомахин — редактор газеты "Радикальная Политика", гражданин России;
Майрбек Тарамов — директор Чеченского Правозащитного Центра;
Ucha Nanuashvili — executive Director the Human Rights Information & Documentation Centre, Georgia;

Все члены стихтинга "Марекса" — Нидерланды;

Людмила Евстифеева — Россия;

Евгений Фрумкин — Россия;

Тенгиз Гудава — США;

Олег Греченевский — Россия;

17 000 сторонников "Движения за Ходорковского"

http://www.russianlife.nl/freembh.htm

--------------------------------------------------------------------------

Freedom for Political Prisoners!
Appeal from international human rights activists

Defence lawyer Mikhail Trepashkin, one of the witnesses in Andrey Nekrasov's film about the KGB, sentenced for honesty and courage to four years in a labour camp, has announced an indefinite hunger strike.

A human rights activist who told the truth about the explosions in apartment blocks in Russia, a political prisoner who has endured torture and who gave a detailed interview about what goes on today in the Russian, formerly Soviet, GULAG (the name may have changed, but not the substance), including about the fate of Caucasians, a Russian who warned his colleagues that he would not get out of prison alive, who understood that the truth is doomed in the current climate.

Trepashkin announced his hunger strike straight after Bakhmina and Khodorkovskiy, who are still in prison, straight after Said-Emin Ibragimov, who through his heroic 40-day hunger strike outside the Council of Europe in Strasbourg managed to influence the Parliamentary Assembly of the Council of Europe. The West seems to be slowly seeing the light, to understand at last the threatening consequences for Europe of the race for cheap oil and gas, the end result of grovelling before Stalin and Dzherzhinskiy's successors on the Kremlin throne.

Our demands have not changed:

* Freedom for political prisoners and a universal ban on torture

* A declaration that the communist and fascist orders are criminal, including their successors today, not a condemnation of them as systems

* An end to war

* The establishment of strict legality and the observance of international legal norms without those reservations that America and Europe are willingly making today, not to mention Russia

We must not allow democratic gains to be wasted, gains that were achieved at the cost of millions of lives in war and revolution, at the cost of the lives of the world's outstanding humanitarians in all the preceding centuries.

Our appeal is all the more timely, as political criminals, who are today fighting for the dissolution of the Hague court (Zhirinovskiy and his Duma supporters), should first be brought before the courts themselves. They are trying in advance to avoid their deserved punishment.

International law must meet the basic demands of the defence of the basic rights and freedoms of all people (as set out in the International Declaration of Human Rights). It must ensure a world order in which it would be impossible to justify executioners such as Hitler, Stalin, Milosevich and Putin, who have subjected peoples to genocide, in which it would be impossible to throw political refugees out of a country, breaking international conventions with impunity, as is happening today in Lithuania, the Netherlands and many other countries of the Western world.

Knowing how keenly President Putin follows mention of his name in the press, we do not doubt that we are heard not only outside Russia, but also inside.

We are speaking out because political prisoners cannot. Fighters for justice and humanitarianism need to sound the alarm to wake the governments of different countries and raise the peoples of Russia.

Don't wait until the billionaire who has stolen from the poverty-stricken people, Putin, blows up your houses as a distraction from reality, and sinks the latest submarines in your blood, destroys the audience in the latest theatre (of the absurd) and shoots your children from tanks and flame throwers, drags an infected prisoner through the cells of Matrosskaya Tishina or lets bird flu loose there. When there is no responsibility or morality, the choice is great. Until the world publicly condemns the communist order, including its leaders-executioners and their modern-day successors, the hands of tyrants will remain untied for despotism.

Mikhail Trepashkin has played his last card. He is ready to give his life for our future, for the freedom of our children. The lawyer said that he would stop his hunger strike only if he is "released from illegal detention".

While we were writing this appeal, Mikhail Khodorkovskiy was locked in the punishment cells for seven days for drinking tea. The arbitrariness that is aimed directly against all detainees, including adolescents in the labour camps, the disabled in special institutions, the maimed defenders of their homeland of all ages, orphans in children's homes, is growing by the minute. The manic zeal of the authorities shows how afraid of us the Kremlin is, as it lives out its last days.

World governments!

International funds!

Courts!

Every minute at your side the best representatives of different peoples are being tortured and destroyed, as the law is incomplete and breakable. We, contemporaries, are witnesses of genocide and brutality. By our silence we condone what is happening, the world's descent into degradation, into the disappearance of man as homo sapiens. Reinforce the Hague tribunal, the Strasbourg court, the unity of Europe and the world. Oppose evil. Tomorrow any one of you could be helpless before the threat of communism-fascism.

Help the political prisoners!

Larisa Volodimerova — the Netherlands;
Jaras Valiukenas — Lithuania;
Nadezhda Banchik — USA;
Irina Smith — Great Britain;
Viktoria Pupko — USA;
Aleksandr Litvinenko — Great Britain;
Boris Stomakhin — editor of Radikalnaya Politika newspaper, citizen of Russia;
Mayrbeck Taramov— director of the Chechen Human Rights Centre;
Ucha Nanuashvili — executive director of the Human Rights Information and Documentation Centre, Georgia;
All the members of the Mareksa Foundation — the Netherlands;
Lyudmila Evstifeeva — Russia;
Evgeniy Frumkin — Russia;
Tengiz Gudava — USA;
Oleg Grechenevsky — Russia;
17,000 supporters of the Movement for Khodorkovskiy

http://www.russianlife.nl/freembh.htm

Ярлыки:

15.03.2006

Письмо Борису Березовскому

Письмо Михаила Трепашкина Борису Березовскому

Г-ну БЕРЕЗОВСКОМУ
Борису Абрамовичу
От Трепашкина Михаила Ивановича,
адвоката Московской коллегии адвокатов "Межрегион",
незаконно осужденного по сфабрикованным обвинениям
в совершении нестражных преступлений средней тяжести —
ч.1 ст.222 и ч. 1 ст. 283 УК РФ к 4 годам колонии-поселения,
но помещенного в ФГУ ИК-13 общего режима (г. Нижний Тагил)
ГУ ФСИН Российской Федерации по Свердловской области
за колючую проволоку


УВАЖАЕМЫЙ БОРИС АБРАМОВИЧ !

Огромнейшее Вам человеческое спасибо за ту поддержку и помощь, которую Вы оказали мне и моей семье в тяжелой ситуации, возникшей из-за конфликта с нынешними властями. А суть этого конфликта кроется в преследовании меня как адвоката за надлежащее выполнение своих адвокатских обязанностей по защите прав клиентов, в частности, по представлению интересов потерпевших от подрыва домов в городе Москве в сентябре 1999 года.

Власти в очередной раз решили пойти на обман. После подрыва домов в городах Москве и Волгодонске они объявили, что это сделано чеченскими сепаратистами, чтобы перед Европой оправдать тот беспредел, который чинился в Чечне при борьбе за контроль над нефтью. И, действительно, требования о прекращении убийств невинных людей в Чечне уменьшились, притихли, а рейтинг президента России Путина В.В. как "борца с чеченскими террористами" резко возрос! Заметьте, как могут извратить реальное событие управляемые СМИ. За короткое время Путин В.В. стал настоящим национальным и даже межнациональным героем в борьбе с международным терроризмом. Но ведь это не совсем так. В деле по подрыву домов в городе Москве в сентябре 1999 года нет ни одного обвиняемого чеченца! Попытались грубо подтянуть Хаттаба через карачаевца Гочияева А., но он тоже не чеченский житель. Где чеченские террористы, чтобы показать, что именно из-за них нужно "мочить всех в сортире"? — Их нет! Нет для думающего человека, не привыкшего доверять лживым, зависимым СМИ.

А вот по уголовному делу, расследуемому ФСБ Российской Федерации и Генеральной прокуратурой Российской Федерации по факту подрыва домов, появилось много обстоятельств, свидетельствующих о том, что спецслужбы и прокуратура не заинтересована в объективном расследовании дела, ибо там "торчали их уши". Именно на эти обстоятельства я и решил обратить внимание депутатов Государственной Думы Российской Федерации Юшенкова Сергея Николаевича и Ковалева Сергея Адамовича, образовавших Общественную комиссию по расследованию обстоятельств подрыва домов в городах Москве и Волгодонске осенью 1999 года. Как представителю потерпевших сестер Морозовых Т.А. и Е.А., а также как специалист по расследованию подобных преступлений я указанной Общественной комиссией использовался в качестве эксперта и консультанта.

Но те обстоятельства, на исследовании которых я обращал внимание комиссии, почему-то скрывались официальными силовыми структурами, прежде всего ФСБ Российской Федерации. Моя работа вызывала сильное раздражение как в руководстве ФСБ Российской Федерации, так и Генеральной прокуратуры. Мне стали раздаваться угрозы, а потом были подброшены патроны и возбуждено уголовное дело по ряду статей Уголовного кодекса Российской Федерации. Веских оснований для возбуждения уголовного дела не имелось, а все было сделано для шантажа: не сотрудничай с Общественной комиссией Ковалева С.А., не лезь в дело по взрывам домов, и тогда все дела прекратятся в отношении тебя. Но я на компромисс не пошел. Более того, я получил доказательства, что ФСБ Российской Федерации приложили руку в плохом значении и к захвату в октябре 2002 года заложников в театральном центре на Дубровке.

Я очень надеялся, что после ознакомления с материалами дела и допроса Крымшамхалова Ю. и Деккушева А. в суде смогу увязать все предварительно собранные косвенные доказательства и получить конкретные прямые доказательств об истинных организаторах и исполнителях подрыва домов. Много доказательств пересекались с событиями в "Норд-осте" и другими террористическими акциями. Но этого очень почему-то боялись ФСБ и Генеральная прокуратура Российской Федерации. У них была своя версия событий — чеченская. К тому, чтобы меня отстранить от дела и лишить допуска к материалом о взрывах домов, были подключены немалые оперативные силы.

Накануне начала процесса в Мосгорсуде в отношении Крымшамхалова Ю. и Деккушева А. мне в автомашину нагло был брошен пистолет, якобы "принадлежащий чеченским боевикам", и меня арестовали по подозрению в подготовке убийства президента России Путина В.В. Это было 22 октября 2003 года. Откуда они взяли этот бред, я до сих пор не знаю. Но я оказался под стражей, в изоляции от адвокатских дел и от людей.

Сразу же активизировалось рассмотрение ранее возбужденного уголовного дела. Там было обнаружено письмо ФСБ Российской Федерации, где указывалось, что якобы я по поручению находящихся в Лондоне А.В.Литвиненко и Б.А.Березовского, сотрудничающих с английской спецслужбой МИ-5 и сдающих им различную информацию, намерен при изучении дела по подрыву домов в Москве собрать компромат на ФСБ Российской Федерации, а поэтому необходимо предпринять все возможные меры, чтобы не допустить к материалам дела (том 1 л.д. 4-6). Вот меня по беспределу арестовали, а потом также по беспределу и осудили! Правда, в последующем прекратили дело с фоном "покушения на Путина В.В.", но меня до сих пор не хотят выпускать из-за колючей проволоки. Просто чудовищно, что в наше время такое может быть. И жаль, что по такому очевидному делу столь слаба реакция мировой общественности. Ведь любой юрист, даже бегло посмотрев мой приговор, увидит, что я сижу ни за что! Нет надлежащей реакции на грубые нарушения общепринятых норм международного права по условиям моего содержания! Очень жаль.

Я понимаю, что если бы дело по факту подрыва домов в городах Москве и Волгодонске было бы "чистое", объективно и полно расследовано и спецслужбы к преступлению были непричастны, то меня, наоборот, допустили к делу, чтобы я убедился в этом. А так как произошло обратное, значит власти боятся огласки всех деталей дела, чтобы не всплыла истина об их роли в столь зловещем преступлении.

Я уже два с половиной года сижу в российских тюрьмах и зонах за те деяния, которых вовсе не совершал! Сижу по надуманным обвинениям, где в качестве доказательств используется лишь лжедонос одного-единственного лица — полковника ФСБ Российской Федерации в запасе (хотя он лично говорил, что снова работает с ФСБ Российской Федерации) Шебалина Виктора Васильевича, человека непорядочного и лживого как охарактеризовала его бывшие коллеги по службе в КГБ СССР — ФСБ Российской Федерации.

Уважаемый, Борис Абрамович!

В сталинские времена невинных людей судили под рукоплескание общества как врагов народа по каким-то несуразным обвинениям. Пусть формально, но судил суд.

В сталинские времена "народными избранниками" принимались законы, которые позволяли уничтожить безвинных людей.

Общее одобрение вызывала теория Прокурора СССР Вышинского, по которой в Сибирь ссылались семьи врагов народа, вплоть до маленьких детей за то, что они "просмотрели" и "вырастили в семье врага народа". А виновными в этом оказывались даже только родившиеся дети. И рукоплескали этой теории.

Ученые — процессуалисты предложили ввести теорию, что царицей доказательств вины человека — является его собственное признание. И с торжественными рукоплесканиями была принята эта теория на очередном форуме партии власти. А как следствие — допросы по форме № 1, доносы лгунов, лжесвидетели, пытки и сотни тысяч жертв!!!

Как зашоренные зомби люди шли по курсу руководящей партии! Своих мозгов не было? Думать и анализировать не могли? И свою вину в уничтожении людей, уничтожение под одобряющее рукоплескание пытаются перенести на одного Сталина. А так ли это?

По-моему мнению, сейчас в обществе происходит что-то подобное. У нас снова стали безжалостно уничтожить тех, кто придерживается несколько иных воззрений, чем правящая КГБ-ФСБэшная буржуазная партия власти "Единая Россия".

В расправе над неугодными принимают участие наши "справедливые, беспристрастные, независимые" судьи и прокуроры, тоже выстроенные в так называемую "вертикаль власти". Снова во главу угла ставится не закон, а указания "сверху" и т.д. и т.п. Процесс пожирания конкурентов на престол власти, процесс самопожирания чиновников, процесс уничтожения людей очень схож. И все смотрят на это и одобряют. Снова зашоренность от реально творящегося. И снова никто не желает ни думать, ни анализировать.

Мое дело — это лишь один маленький эпизод беспредела властей, антидемократизма, путинской властной тирании. Это наглядный и типичный пример происходящих процессов "демократии" и "построения правового государства" в России. Я сошлюсь только на последние события — отмена моего условно-досрочного освобождения и возврат снова в зону за колючую проволоку, а также повторное рассмотрение моего ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Не оставшись за границей и вернувшись в г. Нижний Тагил, я наделялся на то, что дело будет рассмотрено повторно в соответствии с требованиями федеральных законов России, по Конституции Российской Федерации и соблюдением прав, гарантированных общепринятыми нормами международного права, подписанными и Россией. Но Вы оказались правы. С момента возврата в Россию я уже столкнулся с теми действиями, которые далеки от законов России. Имея даже по сфабрикованному обвинению нестражное наказание — колонию-поселение, я без судебных решений был заключен под стражу.

Оказалось, что постановление суда от 19 августа 2005 года о моем условно-досрочном освобождении, хотя и было вынесено в соответствии с законом, не понравилось ФСБ Российской Федерации и Администрации Президента Российской Федерации. По беспределу заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Савенковым А.Н. были наказаны все, кто оказался причастным к моему освобождению и отменено путем давления на Свердловской областной суд то решение, которое уже вступило в силу.

О законе здесь в Свердловском крае не принято упоминать. Высокопоставленные чиновники из Москвы даже не пытались маскировать свои беспредельные незаконные действия. Они не постеснялись и прямо в личное дело, исследовавшееся в судебном заседании в октябре-ноябре 2005 года, подшили письмо от имени заместителя Генерального прокурора Российской Федерации — Главного военного прокурора А.Н.Савенкова о том, что меня нужно всячески удерживать в зоне, устроить прессинг за то, что я являюсь адвокатом Б.А.Березовского, с которым у президента России Путина В.В. неприязненные отношения.

Вот за это меня снова заперли по беспределу в ИК-13 г. Нижнего Тагила, подвергли жуткому психологическому прессингу (по разработке психологов ФСБ Российской Федерации), продолжают удерживать за колючей проволокой в унижающих человеческое достоинство условиях, а через управляемые СМИ лгать, что я содержусь чуть ли не в санаторных условиях. Чтобы создать повод для дальнейшего моего удерживания в зоне ИК-13, по указанию все тех же чиновников из Москвы на меня буквально "навесили" ряд взысканий за придуманные ими же правонарушения.

Суды специально затягиваются, чтобы я сидел до упора и вышел инвалидом (у меня бронхиальная астма, а меня поместили рядом с химическим комбинатом, литейным производством, а также производствами ферро-титана и ферро-алюминия). Судье Ильютику Д.А., который рассматривал повторно мое ходатайство об условно-досрочном освобождении и готов был его удовлетворить, было высказано сотрудниками Свердловской областной прокуратуры (по заказу чинов из Москвы): "Если ты Трепашкина отпустишь, то ищи себе другую работу!". А в Нижнем Тагиле нет такой высокооплачиваемой другой работы. Разумеется, судья Ильютик Д.А. оставил меня в зоне для дальнейшего отбывания наказания по надуманным основаниям. Вот и вся независимость российских судей!

Руководители администрации ИК-13 мне открыто заявили: "Либо мы тебя похороним, либо нас уволят!".

Живу как на вулкане!

Уважаемый Борис Абрамович! Я почему на нескольких листах описал небольшую часть того, что творится вокруг меня как адвоката в России. Дело в том, что власти России, прессингуя меня за мою адвокатскую и правозащитную деятельность, за разоблачительные публикации, за жалобы по конкретным фактам правового беспредела, в том числе в Европейский суд по правам человека, совершили и совершают массу нарушений общепринятых норм международного права.

К сожалению, правозащитное движение в России очень слабое, и власти смотрят на их требования свысока.

Учитывая Ваш богатый политический опыт, в том числе международный я хотел бы попросить о помощи либо получить совет для решения следующих 3-х проблем:

1. В нарушение ст. 73 Уголовно-исполнительного кодекса России, конституции Российской Федерации и норм международного права власти, чтобы запереть меня в изоляции, незаконно отправили меня за 2200 км от дома и семьи, лиши меня реальной возможности общаться с детьми. Такая ситуация — не просто пыточные условия содержания. Это — обыкновенный фашизм властей!

Я по этому поводу обращался в десятки инстанций России, включая уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, а также в "Международную амнистию", но сдвигов в решении этого вопроса нет.

Возможно, что из зоны не все жалобы дошли до адресатов, иногда их просто выбрасывают. Возможно, что ФСИН России дали по запросам какие-нибудь отписки. Но я удерживаюсь в жуткой изоляции уже 2 года 3 месяца и за это время смог встретиться с детьми лишь в начале сентября 2005 года. Да и то я мало с ними пообщался по 2-м причинам:

— нужно было преодолевать барьер длительной разлуки, они должны были привыкнуть, что я их отец;
— из тюрьмы я вышел весь больной и, не зная диагнозов, я опасался много общаться с детьми.

2. Я нахожусь в условиях, унижающих человеческое достоинство, опасных для моего здоровья, и создающих реальную угрозу моей личной безопасности. Меня заслали в г. Нижний Тагил и поместили, вопреки приговору, не в колонию-поселение, а в ИК общего режима. В медицинской помощи отказывают открыто. Постоянно идут угрозы физической расправы.

Внутри России я уже обращался по этому поводу в различные инстанции.

Комиссии, в том числе от Уполномоченного по правам человека или Генеральной прокуратуры Российской Федерации, не приезжают! А проверки фальсифицируются местной прокуратурой, заинтересованной в сокрытии фактов нарушения прав человека, правонарушений и даже преступлений должностных лиц ФСИН России.

Свердловский край в настоящее время превратился в регион, где осужденных содержат в унижающих человеческое достоинство условиях, пытают, избивают, вешают, убивают! А реакции общественности никакой!? Поэтому и безответственность полная, ложь и продолжение вакханалии. Вот характерный пример: на осужденного спускают собаку, а потом сотрудники администрации пишут, что зэк набросился и укусил собаку за спину, за что был избит, а собака покусала его, лишь обороняясь. И прокуроры, надзирающие за законностью, принимают такие бредовые объяснения.

По тем условиям, которые унижают человеческое достоинство, именно моего нахождения в ФГУ ИК-13, я сумел описать даже в СМИ. Ни один из моих аргументов не опровергнут!

Однако реакции никакой.

3. Я лишен доступа к пересмотру своего уголовного дела, по которому отбываю наказание. Все соглашаются, что приговор явно надуман, обвинение сфабриковано, и я сижу в зоне за колючей проволокой незаконно. Но до сих пор, в нарушение ст. 46 Конституции России и общепринятых норм Международного прав, я не могу добиться пересмотра дела, сфабрикованного по заказу ФСБ Российской Федерации и Главной военной прокуратуры судьей Московского окружного военного суда Седовым С.П.

Мои надзорные жалобы в Президиум Верховного Суда Российской Федерации исчезают бесследно!

Я планирую еще раз обратиться в Международную комиссию юристов, чтобы с их стороны инициировать обращения к Представителю Верховного Суда России о пересмотре дела.


Буду очень признателен за совет и помощь.

Большое спасибо за все, что Вы уже сделали в плане моей поддержки и поддержки моей семьи!

С величайшим уважением,
М.И.Трепашкин
г. Нижний Тагил, 19 отряд ФГУ ИК-13
15 января 2006 года


P.S. Уважаемый Борис Абрамович! Сегодня, 15 марта 2006 года, игнорируя все Федеральные законы России и общепринятые нормы международного права, Свердловский областной суд полностью подтвердил все мои опасения, касающиеся условно-досрочного освобождения от заключения меня в колонию. Опасения эти касаются того, что даже суд такого высокого уровня оказался в политической зависимости от московских чиновников путинской клики в выборе своего решения. Как и следовало из их планов, меня велено удерживать в изоляции и дальше.

В этой связи считаю необходимым осветить в СМИ текст моего к Вам письма от декабря 2005 года (в действительности, от 15 января 2006 г. — прим.ред.), чтобы доказать правдивость изложенного и зловещность планов палачей.

С уважением,
М.И.Трепашкин
15 марта 2006 года

Ярлыки:

06.03.2006

ШТРАФНИК

Штрафник | Новая газета:

«Вокруг него создается ореол мученика». Трепашкину мстят за то, что его один раз освободили?

Продолжается трагедия адвоката Михаила Трепашкина, о которой мы неоднократно писали. Напомним, что Михаил Иванович, когда-то офицер КГБ—ФСБ, впоследствии уволенный и через суд восстановившийся, расследовал деятельность чеченских группировок в Москве, защищал интересы жертв взрывов жилых домов в столице в 1999 году (и тем нажил себе массу врагов в отечественных спецслужбах), в конце концов был арестован в 2003 году и впоследствии осужден по сфабрикованным делам. Уже находясь в колонии, сумел выйти по условно-досрочному освобождению (УДО), но, дав в Москве весьма жесткую пресс-конференцию, лишился УДО и был возвращен в колонию в Свердловской области, а условия его содержания там серьезно ухудшились. Ему накручивают — одно за другим подряд — надуманные взыскания, много времени он проводит в штрафном изоляторе. Он задыхается от приступов астмы, но лечения и лекарств под самыми разными предлогами ему иметь не дозволяют.

Из-за решетки и «колючки» информации, конечно, в обрез, и она носит случайный характер. Известно, что Михаил Иванович, к примеру, написал Уполномоченному по правам человека в Свердловской области Татьяне Мерзляковой, она приезжала в колонию (ИК-13) — так родилось ее обращение будто бы в защиту Трепашкина начальнику ФСИН (Федеральной службы исполнения наказаний) Юрию Калинину.

Это более чем странное письмо…

«<...> Ситуация вокруг этого осужденного накаляется изо дня в день. Действительно обостряется его болезнь. После суда по Трепашкину практика применения УДО в области ужесточилась, что вызвало у заключенных агрессию против этого человека. На пресс-конференции в Москве он явно не в меру покритиковал пищу, сообщив, что кормили его чешуей и шелухой, что вызвало недовольство сотрудников и осужденных.

Его адвокаты — не простые люди и работают не только в состязательном суде, но и в обществе, в СМИ, создавая вокруг него ореол героя и мученика. <...>

Осужденные мне прямо говорили, что я не должна терять свой авторитет из-за этой личности. Его очень не любят в колонии, где особый контингент. <...> Я получаю письма с вопросом: почему много внимания одному и брошены остальные, которые уже наказаны из-за него ужесточением практики применения УДО? <...> Надеюсь, что на территории с мягким климатом этому осужденному будет легче. <...>».

Что же происходит, если даже омбудсмен, который по определению должен защищать людей, в этом случае защищает как-то слишком схоже на осуждение?


Понять, что творится за колючей проволокой, конечно, сложно, и вот наконец появился человек — не адвокат Трепашкина, а такой же сиделец колонии ИК-13 Дмитрий Рожин, который несколько месяцев провел рядом с Михаилом Ивановичем и 17 февраля освободился. Он сам приехал в Москву и пришел в нашу редакцию.

— Действительно вокруг Михаила Ивановича тяжелая атмосфера?
— Да, администрация прямо настраивает других осужденных против Трепашкина.
— Каким образом?
— Просто: он — фээсбэшник, всю жизнь работал в конторе, таких, как вы, ловил, и вы его должны задавить.
— Когда вы видели Трепашкина в последний раз?
— 15 февраля — как раз он получил новое надуманное взыскание в виде трех суток в штрафном изоляторе, а 17-го закончился мой срок.
— За что Трепашкина отправили в ШИЗО 15 февраля?
— Якобы за нарушение режима — отправлял корреспонденцию не через администрацию. Это была жалоба в правоохранительные органы о нарушении его прав. В действительности он эту корреспонденцию не отправлял вообще. Это сделал адвокат Трепашкина. Дело в том, что очень часто администрация жалобы заключенных просто выкидывает. Я сам с этим много раз сталкивался. Написал, например, порядка 60 жалоб, пока был в ИК-13, а реально вышло из колонии 40.
— Вы отдаете их под расписку представителю администрации?
— Нет. Мы просим расписку. Но нам ничего не дают. Предыдущие два взыскания в ШИЗО Трепашкин получил якобы потому, что с врачом колонии Мироновым общался непочтительно. Я был свидетелем их разговора, и вообще не было никакого инцидента. Трепашкин пришел к медработнику за помощью, а врач сказал: я тебе не врач, а слесарь, и не фиг ко мне ходить.
— Зачем Михаил Иванович ходил ко врачу?
— У него бронхиальная астма в стадии обострения. Ему нужны постоянно препараты, иначе он задыхается, у него может развиться асфиксия…
— Это был момент приступа?
— Да у него каждый день приступы. И по количеству, и по длительности они все увеличиваются. Администрация же бездействует. Невозможно получить право купить лекарство, пока не даст заключения врач колонии. После предыдущего помещения в ШИЗО у него вылезли вены. Он весь чешется…
— У него чесотка?
— Скорее всего. Но там невозможно добиться постановки диагноза.
— Но он может от чесотки что-то купить себе?
— Для этого надо, чтобы тебе поставили диагноз. Я сам прошел через подобное. Чтобы мне поставили диагноз и чтобы получить право на лекарство, я вынужден был два месяца писать жалобы и чесаться. Потом пришел прокурор, я прямо к нему двинулся и сказал: «Я вас сейчас чем-то заражу». И он распорядился: «Завтра же его к врачу». Меня повезли в кожвендиспансер, и врач гражданский поставил чесотку. Тогда родственники привезли мне лекарства. Другого доступа к медикаментам нет. Я, например, онкологический больной. Врач колонии мне постоянно говорил: «Ты симулируешь». И Михаилу Ивановичу он то же самое говорит… Прошло два месяца, пока боли у меня не стали жуткими. Тогда я, извините, справил нужду прямо им в стакан, а там кровь — и меня повезли к урологу гражданскому. Врач сказал сразу: «Надо срочно оперировать». Меня прооперировали, я три дня пролежал, и потом, чтобы доставить мне дополнительные страдания, прямо в тапках и летнем костюме в тридцатиградусный мороз сотрудники администрации потащили меня в колонию. Все документы об этом — в прокуратуре. Прокуратура признает: да, это нарушение. Но больше ничего. И говорят: «Что тебе надо? Мы же признали, что нарушение. Вот и довольствуйся этим». Но ведь надо не умереть… Я считаю, что в колонии в отношении Михаила Ивановича проводятся мероприятия по устранению его. Другим объяснить происходящее невозможно.
— Отношения с другими осужденными, судя по письму Уполномоченного Мерзляковой, тоже не лучшие…
— Обстановка в бараке плохая, это правда. К нему плохо относятся, потому что администрация ужесточает условия содержания для всех после жалоб Трепашкина и таким образом провоцирует столкновения между заключенными. В город не выпускают никого. «Виноват Трепашкин» — так объясняет администрация заключенным. Привлекают на ночные работы — «Трепашкин виноват». В его адрес постоянно угрозы. Люди говорят: «Чего ты жалобы пишешь! Посадили — сиди тихо».
— Что он отвечает?
— Либо промолчит, либо: «Это мое личное. Я за свое борюсь и пишу».
— Его бьют?
— Не знаю. Меня, например, за то же самое порезали.
— Жена к нему приезжает?
— Нет… Куда за две тысячи километров, когда пятеро детей и есть малолетние. Сейчас Трепашкин в СИЗО № 1 Екатеринбурга — его перевезли туда из колонии для участия в судебном процессе в Свердловском областном суде по жалобе на лишение условно-досрочного освобождения. Заседание назначено на 15 марта. Я уверен, что возвращаться в ИК-13 Михаилу Ивановичу ни в коем случае нельзя — на нем окончательно отыграются за все жалобы. Думаю, месяца 3—4 еще в этой колонии — и он погибнет. Я просто это видел… И это будет месть.

Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, обозреватель «Новой»
06.03.2006

Ярлыки:

02.03.2006

Ближе Урала места не нашлось по указанию ФСИН России

Прокуратура Российской Федерации
Нижнетагильская прокуратура по надзору
за соблюдением законов в ИУ
Свердловской области
(адрес – неразборчиво)
02.03.06 № 219ж05

Начальнику учреждения ФГУ ИК-13
подполковнику внутренней службы
Золотухину С.С.
(для объявления осужденному Трепашкину М.И.)


Прошу объявить осужденному Трепашкину М.И., что его жалоба Нижнетагильской прокуратурой по надзору за соблюдением законов в ИУ по поручению прокуратуры Свердловской области проверена.

В доводах жалобы осужденный Трепашкин М.И. указывает, что в отношении него нарушены требования ст. 73 УИК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 73 УИК РФ при отсутствии по месту жительства или по месту осуждения исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных в имеющихся исправительных учреждениях, осужденные по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления уголовно-исполнительной системы направляются исправительные учреждения, расположенные на территории другого ближайшего субъекта РФ в котором имеются условия для их размещения.

В ходе проведения проверки на основании служебной документации учреждения ИК-13 установлено, что вопрос о направлении осужденного Трепашкина М.И. для отбывания наказания на участок колонии-поселения при учреждении ИК-13 согласован с ФСИН России о чём свидетельствует указание ФСИН России от 26.05.2005 года № 10/12/1-1386.

Также прошу разъяснить осужденному Трепашкину М.И., что в случае несогласия с принятым по его жалобе решением он может обратиться в вышестоящую прокуратуру или в суд.


Нижнетагильский прокурор по надзору
за соблюдением законов в ИУ
старший советник юстиции
А.В. Клементьев

Получил 17.03.06 г. М.Трепашкин


Ярлыки: