Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

26.09.2005

Адвокат Липцер: судите в суде, а не "на территории учреждения"!

(Направлено 26.9.2005)

Председателю Верховного Суда РФ
Лебедеву В.М.
Адвоката Липцер Е.Л.


Уважаемый Вячеслав Михайлович!

Данное обращение связано с моей озабоченностью соблюдением судами Российской Федерации Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Я являюсь адвокатом М.И.Трепашкина, который в настоящее время находится в учреждении ИК-13 г. Нижний Тагил.

На 3 октября 2005 г. назначено рассмотрение ходатайства М.И.Трепашкина о применении к нему условно-досрочного освобождения. При этом я, как адвокат М.И.Трепашкина, имеющий соглашение на представление его интересов в суде при рассмотрении данного вопроса, была уведомлена Тагилстроевским районным судом г. Нижний Тагил о том, что судебное заседание состоится на территории учреждения отбывания наказания — ИК-13.

Очевидно, что публика, желающая присутствовать на заседании суда, а также представители средств массовой информации, интересующиеся судьбой М.И.Трепшкина, не смогут присутствовать при решении судом вопроса о возможности применения к М.И.Трепашкину условно-досрочного освобождения.

Таким образом, будет иметь место нарушение статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей публичное судебное разбирательство.

Жалоба от имени М.И.Трепашкина о нарушениях в отношении него прав, гарантированных Европейской Конвенцией, уже зарегистрирована в Европейском Суде по правам человека и условия проведения вышеуказанного судебного разбирательства станут дополнительным нарушением его прав, гарантированных Конвенцией.


Прошу Вашего вмешательства в данную ситуацию, направленного на обеспечение проведения рассмотрения ходатайства М.И.Трепашкина 3 октября 2005 г. в здании Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил, при котором будет обеспечена публичность судебного разбирательства.

Адвокат Е.Л.Липцер

Ярлыки:

25.09.2005

На ворах шапка горит? Андрей Солдатов. Условный рефлекс

сентябрь 2005, Agentura.ru

Условный рефлекс

Андрей Солдатов

Когда суд отменил решение об освобождении Трепашкина, а в воскресенье последовал арест, это мало кого удивило. Спецслужбы поступили в точности, как они и должны были поступить, ни на секунду не задумавшись о том, какие последствия это вызовет.

Бывший офицер, который пошел против конторы, раздавая разоблачительные интервью, — явление отнюдь не новое. Периодически такие скандалы случаются со всеми спецслужбами: находится офицер, который по тем или иным причинам начинает выдавать информацию, ставшую ему известной по роду службы. И не важно, где это происходит — в Штатах, Великобритании или России, — вопроса здесь только два: насколько выдаваемая информация правдива и что с этим офицером делать.

Любопытно, что все спецслужбы, включая российские, реагируют на такие разоблачения абсолютно одинаково. У них как будто существует условный рефлекс. Как только, например, офицер британской контрразведки Дэвид Шейлер рассказал, что в ДТП с принцессой Дианой не все чисто, его схватили и обвинили в разглашении гостайны. Как только Трепашкин стал приводить факты, которые никак не согласуются с официальным расследованием московских взрывов и подтверждают версию об участии в терактах спецслужб, — его точно так же взяли и посадили за разглашение гостайны.

В результате эффект всегда получается один и тот же. На самый главный вопрос — насколько правдивы все эти разоблачения — дает ответ не публикующий эту информацию офицер, а преследующая его спецслужба. Она сама подтверждает все эти разоблачения, обвиняя сотрудника в разглашении государственной тайны.

Я не поклонник теории заговоров, но вот еще один любопытный момент. Почему-то в таких случаях всегда оказывается, что спецслужбам совсем не все равно, кому именно выдает секреты ренегат. Например, в конце 90-х британская разведка устроила настоящую охоту по всему миру за своим беглым офицером Ричардом Томлинсоном, который очень хотел опубликовать книгу о своей службе. Спецслужбам всех соседних государств была дана команда "фас" на его арест и допросы. Причем британскую разведку совсем не заботило, что в результате этих допросов Томлинсон может выдать спецслужбам соседних стран какую-нибудь секретную информацию. Ей было важно только не допустить публикации книги.

Точно так же ФСБ вела и ведет себя в отношении Трепашкина. Формально Трепашкин осужден за то, что хранил у себя дома секретные документы. Трепашкин уволился из органов в 1996 году, и за эти годы у него была масса возможностей передать эти документы кому угодно. Но это никого не волновало до тех пор, пока он не обратился к журналистам.

И совсем уж глупая история происходит сегодня. Когда Трепашкин по приговору суда получил четыре года тюрьмы, он по логике вещей перестал представлять интерес для прокуратуры: обвинительный приговор — лучшее признание работы прокуроров. И то, что происходит с осужденным дальше, в какой именно колонии он будет отбывать наказание, скостят ли ему срок за хорошее поведение или нет, прокуратуру вообще волновать не должно, это не опекунская служба. Однако в данном случае она сделала все, чтобы Трепашкин опять оказался за решеткой, опротестовав его досрочное освобождение.

Такое впечатление, что наши спецслужбы, гоняясь за Трепашкиным, поставили перед собой цель доказать правдивость конспирологической теории московских взрывов.

Кстати, к сегодняшнему дню выяснилось, что разоблачения британских коллег Трепашкина — и Шейлера, и Томлинсона — имели под собой вполне реальную почву.

Ярлыки:

21.09.2005

Правозащитники просят признать Трепашкина узником совести

В организацию "Международная амнистия"

18 сентября 2005 года на своей квартире в Москве при участии большого числа сотрудников спецслужб в штатском был фактически похищен недавно освобожденный по решению суда из колонии-поселения адвокат и правозащитник Михаил Иванович Трепашкин. Без определения судом меры пресечения он был незаконно лишен свободы и доставлен в СИЗО №1 г. Екатеринбурга.

Михаил Трепашкин был уже в прошлом году признан российскими правозащитниками политическим заключенным. Мы считаем, что арест Трепашкина является похищением и местью властей за его общественную позицию. Суд не избирал Трепашкину меру пресечения в форме лишения свободы, а его арест 22 октября 2003 года был связан только со сфабрикованным обвинением в хранении оружия, которое было снято с него при отмене приговора кассационной инстанцией — Московским областным судом 1 июля "за отсутствием доказательств причастности к событию преступления".

При отмене 16 сентября 2005 года решения Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила об условно-досрочном освобождении Михаила Трепашкина Свердловский областной суд не принимал решения об избрании ему меры пресечения в виде лишения свободы. Отмена судебного решения об освобождении Трепашкина была принята по требованию прокуратуры Свердловской области уже после вступления его в силу и после возвращения Трепашкина домой.

Уже 16 сентября 2005 года мы выступили с заявлением, в котором расценили решение Свердловского областного суда об отмене решения об условно-досрочном освобождении адвоката Михаила Ивановича Трепашкина по представлению прокуратуры как очевидную месть властей и российских спецслужб Трепашкину за его четкую гражданскую позицию, как попытку создать препятствия его правозащитной деятельности, в том числе по выявлению подлинных причин терактов 1999 года.

Мы считаем, что действия властей, вновь незаконно лишивших Михаила Трепашкина свободы, — это очевидная реакция на то, что, вернувшись в Москву, он немедленно заявил о продолжении расследования обстоятельств взрывов в Москве в сентябре 1999 года, присоединился к правозащитному движению, возглавил "Комитет защиты прав адвокатов", за его активную защиту прав заключенных.

Мы убеждены, что ожесточенные преследования Трепашкина — одно из самых веских оснований считать, что в истории с терактами 1999 года, давшими предлог для второй чеченской войны и ликвидации в России ростков демократии, слишком много подозрительного.

Необходимо напомнить, что адвокат Трепашкин был незаконно арестован 22 октября 2003 года — Трепашкину подбросили в машину оружие, тяжело больного держали в пыточных условиях СИЗО почти два года.

Для отбывания наказания — 4 года колонии-поселения по обвинению в разглашении секретов КГБ — москвича, отца маленьких детей в нарушение закона направили отбывать наказание за две с лишним тысячи километров — на Урал, в город Нижний Тагил.

Напомним обстоятельства его дела. В мае 2002 года Главная военная прокуратура России провела обыск на квартире отставного подполковника ФСБ Михаила Трепашкина, в ходе которого было обнаружено 20 патронов к различным видам оружия. Было возбуждено уголовное дело по факту незаконного хранения боеприпасов.

В октябре 2002 года к обвинениям добавилась статья 283 УК РФ ("разглашение гостайны без признаков госизмены"). В это время господин Трепашкин готовился выступить в качестве адвоката потерпевших на процессе по делу о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 года.

22 октября 2003 года господин Трепашкин был задержан на посту милиции на 47-м километре Дмитровского шоссе. Инспекторы ДПС нашли в его "Жигулях" пистолет. Адвокату было предъявлено обвинение в незаконном хранении оружия.

19 мая 2004 года Московский окружной военный суд признал Михаила Трепашкина виновным в разглашении гостайны и хранении боеприпасов и приговорил его к четырем годам лишения свободы в колонии-поселении. 15 апреля 2005 года Дмитровский городской суд Московской области признал его виновным в хранении оружия и добавил к первому сроку еще год заключения. Осужденный обжаловал оба приговора.

1 июля 2005 года Московский областной суд оправдал Михаила Трепашкина по делу о незаконном хранении пистолета, признав его непричастным к событию преступления. 20 июля 2005 года президиум Верховного суда оставил в силе приговор о разглашении государственной тайны.

После этапирования на Урал, поскольку он уже отбыл в заключении, причем в значительно более тяжких условиях, чем определил суд, свыше трети срока назначенного ему наказания, Михаил Трепашкин направил в Тагилстроевский районный суд Нижнего Тагила ходатайство с просьбой об условно-досрочном освобождении, которое было удовлетворено 19 августа 2005 года и затем 29 августа вступило в законную силу. Однако 16 сентября 2005 года Свердловский областной суд по кассационному представлению областной прокуратуры отменил это решение. Все это однозначно указывает на то, что лишение свободы адвоката и правозащитника Михаила Трепашкина обусловлено его общественной и правозащитной деятельностью.

Трепашкин опасен властям, во-первых, потому, что он предавал огласке факты подозрительного равнодушия спецслужб к сообщениям о появлении в Москве боевиков, а также о возможной причастности спецслужб к созданию — с помощью провокаторов — "управляемых" преступных и террористических группировок.

Второй причиной мести является то, что во время нахождения Трепашкина в различных следственных изоляторах, включая "Матросскую тишину", он неоднократно обращался с сообщением о чудовищных условиях — неимоверная грязь, паразиты — в местах лишения свободы. Используя эти обращения, в том числе пакет, в который заключенные Волоколамского изолятора запечатали вшей, правозащитники требовали от руководства тюремного ведомства экстренно обратить внимание на вопиющую антисанитарию и пыточные условия в местах лишения свободы.

Поэтому доводы Свердловской областной прокуратуры, требующей отмены решения об условно-досрочном освобождении Трепашкина, ссылаясь на его "пассивное поведение", отсутствие общественной активности и "твердого намерения встать на путь исправления", насквозь фальшивы. Нельзя привести лучший пример приверженности закону и общественной активности, чем самоотверженное отстаивание прав заключенных на человеческие условия содержания!

У нас есть серьезные основания опасаться, что Михаилу Трепашкину, который тяжело болен, угрожает расправа, что сама его жизнь в опасности. Исходя из всего этого, мы призываем немедленно рассмотреть вопрос о статусе "узник совести" для Михаила Трепашкина, поскольку в создавшихся условиях это может спасти ему жизнь.


Подписали:

Людмила Алексеева, Нина Таганкина, Московская Хельсинкская группа;

Елена Боннэр, правозащитник;

Елена Гришина, Региональная общественная организация "Центр общественной информации";

Владимир Буковский, диссидент;

Юрий Самодуров, Музей и Общественный центр имени А.Д. Сахарова;

Лев Пономарев, Любовь Башинова, Евгений Ихлов, Светлана Чувилова, Общероссийское движение "За права человека";

Лидия Графова, Форум переселенческих организаций;

Николай Архипов, Камиль Зартдинов, Рафит Абзалов, Андрей Мальцов, "Объединенная Татарстанская Оппозиция";

Руслан Бадалов, Движение "Чеченский комитет национального спасения";

Татьяна Власова, Московское купеческое общество;

Валерий Хатажуков, Кабардино-Балкарский общественный правозащитный центр;

Григорий Пасько, журналист;

Вячеслав Ферапошкин, Антивоенный клуб;

Майрбек Тарамов, директор Чеченского Правозащитного Центра;

Александр Литвиненко, политэмигрант;

Геннадий Чернявский, представитель Международного общества прав человека по Северо-Западному федеральному округу Российской Федерации;

Борис Пантелеев, "Комитет помощи заключенным" (Санкт-Петербург);

Венедикт Достовалов, Надежда Доновская, Псковская правозащитная организация "Вече";

Игорь Федотов, правозащитная организация "Статус", Липецк;

Марк Куперман, Сахалинский правозащитный центр;

Сергей Бровченко, Владимир Ойвин, Фонд "Гласность";

Эрнст Черный, Коалиция "Экология и права человека";

священник Глеб Якунин, Комитет защиты свободы совести


Предлагаем вашему вниманию заявление Сергея Ковалева, президента Фонда Андрея Сахарова:

Мне стало известно, что мои коллеги обратились в организацию "Международная амнистия" с призывом признать за Михаилом Трепашкиным статус узника совести. Я уже публично заявлял, что более в организацию "Международная амнистия" обращаться не намерен и от этой позиции не отказываюсь. Но я абсолютно убежден, что если Михаил Трепашкин будет признан узником совести, то это, без всякого сомнения, будет полностью соответствовать сущности этого статуса.

Подписал:

Сергей Ковалев, президент Фонда Андрея Сахарова

Ярлыки:

16.09.2005

Трепашкина могут снова посадить

16.09.2005 11:55, Грани.Ру
http://grani.ru/Society/Law/p.95100.html

Свердловский суд отменил решение об освобождении Трепашкина

Свердловский областной суд отменил решение об условно-досрочном освобождении отставного полковника ФСБ Михаила Трепашкина, удовлетворив протест прокуратуры. Как сообщила в пятницу Граням.Ру адвокат Елена Липцер, сам Трепашкин на заседании не присутствовал по состоянию здоровья. Защита просила отложить слушания, однако суд отказал в этом ходатайстве.

По ее словам, дело Трепашкина вернули в суд Нижнего Тагила, который в конце августа принял решение об условно-досрочном освобождении. В этом городе бывший полковник ФСБ отбывал наказание в колонии-поселении.

"Если суд Нижнего Тагила пересмотрит свое решение об условно-досрочном освобождении, то Трепашкина вернут в колонию-поселение, где ему осталось провести два с половиной года, — пояснила Елена Липцер. — Следующее ходатайство об УДО он сможет подать только спустя полгода".

В мае прошлого года за разглашение гостайны Московский окружной военный суд приговорил Трепашкина к 4 годам в колонии-поселении. По версии следствия, Трепашкин в период службы в ФСБ копировал служебные документы, а затем незаконно хранил их у себя дома.

В апреле 2005 года Дмитровский городской суд признал Трепашкина виновным в незаконном хранении оружия и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года в колонии-поселении. Однако 1 июля этого года Московский областной суд отменил этот приговор и постановил изменить Трепашкину меру пресечения. После этого он был отправлен из СИЗО в колонию-поселение.


Сергей Ковалев, правозащитник:

Этого можно было ожидать. Свердловский областной суд рассматривал дело не простого гражданина, а Михаила Трепашкина — под углом интересов ФСБ. К правосудию данное решение никакого отношения не имеет.

Дело Михаила Трепашкина полностью сфабриковано правоохранительными органами — по понятным причинам. Я сам убедился в этом в Дмитровском суде. Совершенно очевидно, что дело со злосчастным пистолетом было шито белыми нитками. Не надо быть профессионалом, чтобы понять, что пистолет был подброшен. Это было отчетливо видно из показаний свидетелей.

Отмена решения об условно-досрочном освобождении стоит в этом же ряду. Трепашкин на свободе представляет опасность для власти. Он приобретает возможность говорить. А для управляемой "суверенной" демократии этого не нужно.

Ярлыки:

03.09.2005

Прокуратура опротестовала освобождение Трепашкина

3.9.2005, Grani.ru

Прокуратура опротестовала освобождение Трепашкина

Прокуратура опротестовала досрочное освобождение из-под стражи бывшего полковника ФСБ Михаила Трепашкина. Об этом вечером в пятницу стало известно радиостанции "Эхо Москвы".

Трепашкин вышел на свободу в среду, проведя треть срока под стражей за разглашение гостайны и хранение оружия. Решение об освобождении принял суд Нижнего Тагила, где он отбывал наказание.

По словам адвоката Трепашкина Елены Липцер, ее подзащитный "замучил администрацию своими жалобами", и руководство колонии предложило ему досрочное освобождение.

В интервью "Граням" Липцер отметила, что это нетипичный случай для российской правоприменительной практики: "Очень редко условно-досрочно освобождают человека, который только что прибыл в колонию. Обычно администрации требуется минимум полгода, чтобы составить на него характеристику".

Еще один необычный момент, по словам Липцер, связан с тем, что на суде при рассмотрении вопроса о досрочном освобождении Трепашкин не признал своей вины и не раскаялся, как того требует Уголовно-исполнительный кодекс. Однако прокуратура не стала обжаловать решение суда, и через 10 дней оно вступило в силу.

Трепашкину оставалось отбывать наказание два с лишним года.

В мае прошлого года за разглашение гостайны Московский окружной военный суд приговорил Трепашкина к 4 годам в колонии-поселении. По версии следствия, Трепашкин в период службы в ФСБ копировал служебные документы, а затем незаконно хранил их у себя дома.

В апреле 2005 года Дмитровский городской суд признал Трепашкина виновным в незаконном хранении оружия и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года в колонии-поселении. Однако 1 июля этого года Московский областной суд отменил этот приговор и постановил изменить Трепашкину меру пресечения. После этого он был отправлен из СИЗО в колонию-поселение.

Ярлыки:

02.09.2005

Трепашкин возглавит две новые правозащитные организации

Освобожденный из заключения Михаил Трепашкин возглавит "Комитет защиты прав адвокатов" | NEWSru.com:

Учрежденный 1 сентября при общероссийском общественном движении (ООД) "За права человека" "Комитет защиты прав адвокатов" возглавил условно-досрочно освобожденный бывший сотрудник ФСБ, адвокат Михаил Трепашкин.

На пресс-конференции в пятницу в Москве исполнительный директор ООД "За права человека" Лев Пономарев и Михаил Трепашкин заявили о создании "Комитета защиты прав адвокатов". Основными целями комитета определены "предание гласности каждого случая незаконного и необоснованного преследования адвоката, доведение до высших органов исполнительной и судебной власти фактов нарушения прав адвокатов, защита на международном уровне, практическая защита в рамках уголовных дел".

Отдельной задачей движения "За права человека" станет привлечение к ответственности должностных лиц, нарушающих конкретные предписания закона в части независимости адвокатуры и соблюдения адвокатской тайны, сообщает "Интерфакс".

"Считаем защиту такого института гражданского общества, как адвокатура, обеспечение его нормального функционирования задачей, которая является ключевым моментом построения правового государства в РФ", - говорится в заявлении общественного движения "За права человека".

Кроме того, Михаил Трепашкин, возглавит новую программу Фонда гражданских свобод, направленную на защиту прав лиц, находящихся под стражей. Об этом объявил исполнительный директор Фонда Александр Гольдфарб.

"Трепашкин - героическая личность - заявил Гольдфарб. - Никто лучше него не знает как бороться с беспределом, творящемся в новом Гулаге, в который превратилась российская милиция и уголовно исполнительная система. Каждый, кто побывал в руках милиции или в местах заключения, знает на личном опыте, что пытки, избиения, систематическое нарушение человеческого достоинства стали там нормой, а не исключением".

"Недавние события в Благовещенске и в Льговской колонии - это лишь верхушка айсберга, частные эпизоды в войне, которую российская власть ведет против собственного народа. Трепашкин сам был жертвой пыток, он прошел через все это и не сломался, и с нашей точки зрения идеально подходит для того, чтобы возглавить новую программу нашего фонда. Задача программы - организовать систематическую правовую поддержку жертв пыток и нарушений прав, начиная от местного судопроизводства и кончая международным судом в Страсбурге. Мы рады, что мы сможем дать ему для этого необходимые ресурсы", - сказал Александр Гольдфарб.

Суд города Нижний Тагил в среду 31 августа условно-досрочно освободил бывшего сотрудника ФСБ Трепашкина, ранее осужденного за разглашение гостайны.

"19 мая 2004 года суд приговорил Трепашкина к четырем годам заключения. Под стражей он находился с 1 декабря 2003 года - более полутора лет. Согласно закону, по истечении одной трети срока наказания подсудимый может подавать заявление об условно-досрочном освобождении", - сказала его адвокат Елена Липцер.

По словам адвоката, несмотря на то, что Трепашкин подавал прошение о досрочном освобождении, своей вины он по-прежнему не признал. Трепашкин был признан виновным в разглашении гостайны без признаков государственной измены (статья 283 УК РФ), а также незаконном хранении боеприпасов (ч. 1 ст. 222 УК РФ).

Его защита заявляла, что разглашение гостайны проявилось в том, что обвиняемый передал некий документ другому бывшему сотруднику спецслужб. По словам адвокатов, в этом документе содержались данные об одном из лиц, способствовавших захвату заложников на мюзикле "Норд-Ост" в Москве в октябре 2002 года. По словам защитников, Трепашкин хотел, чтобы его знакомый через свои контакты довел эту информацию до ФСБ РФ.

Ранее защита уже обжаловала обвинительный приговор в Верховном суде РФ, однако он 13 сентября 2004 года оставил решение суда первой инстанции в силе. В апреле 2005 года Дмитровский городской суд признал Трепашкина виновным в незаконном хранении оружия и путем частичного сложения срока, назначил окончательное наказание в виде 5 лет лишения свободы.

Однако позже Мособлсуд, куда с кассационной жалобой обратилась защита Трепашкина, отменил приговор и дело по обвинению в незаконном хранении оружия прекратил.

Ярлыки: