Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

30.04.2005

Кассационная жалоба на приговор Дмитровского суда

В СУДЕБНУЮ КОЛЛЕГИЮ ПО УГОЛОВНЫМ
ДЕЛАМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
* * *
от адвоката Московской коллегии адвокатов "Межрегион"
Глушенкова Валерия Геннадьевича,
107120 гор. Москва, М. Полуярославский пер., дом 3/5
тел. 200-99-39

от адвоката МГКА Адвокатской конторы № 10
Липцер Елены Львовны
109147 гор. Москва, Марксистский пер., дом 1/32.


КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА
по уголовному делу №

15 апреля 2005 года приговором Дмитровского городского суда Московской области (председательствующий судья Бандура Д.Г.) осужден по части 1 ст. 222 УК РФ ТРЕПАШКИН Михаил Иванович, с назначением ему наказания в виде 5 (пяти) лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Вынесение обвинительного приговора в отношении нашего подзащитного Трепашкина М.И. считаем ошибочным и незаконным по следующим доводам:

1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции;

Судом первой инстанции объективно установлены фактические события и обстоятельства по исследованному в судебном заседании уголовному делу, а именно что:

а) 22 октября 2003 года, примерно около 17 часов, на КПМ ДПС 47 км Дмитровского шоссе, при следовании из УВД гор. Дмитрова в гор. Москву, без каких-либо нарушений, по ориентировке (сообщению) неустановленного лица, сотрудниками ДПС 2-го Специализированного батальона 1 СП ДПС (Северный) ГИБДД ГУВД МО был остановлен автомобиль адвоката Московской коллегии адвокатов "Межрегион" ТРЕПАШКИНА Михаила Ивановича.

В автомобиле в качестве пассажира находился гр. Борисов - клиент Трепашкина М.И., с которым он возвращался из УВД гор. Дмитрова после проведения следственных действий;

б) из пояснений Трепашкина М.И. и показаний инспекторов ДПС объективно установлено, что перед выездом адвоката Трепашкина М.И. в гор. Москву из районного УВД на пост КПМ-47 км от дежурного по Спецбатальону поступила ориентировка с указанием номера автомашины и сведения о том, что в ней перевозится оружие. Данная информация дежурному поступила от не установленного следствием лица, который о себе сообщил дежурному лишь одной фразой: "Мы коллеги!".

Автомашину Трепашкина М.И. от УВД сопровождали две автомашины, которые впоследствии вслед за автомашиной Трепашкина М.И. припарковались у КПМ ДПС 47 км и из которых сотрудникам ДПС шли указания.

в) по просьбе инспекторов ДПС и при первом осмотре багажника и салона никаких запрещенных к перевозу и хранению предметов обнаружено не было. При повторном осмотре автомашины, уже с участием понятых, в салоне автомашины, багажнике и бардачке также ничего не было обнаружено. Когда повторный осмотр был закончен, сотрудник ДПС в чине капитана милиции крикнул проверяющим посмотреть под задним сиденьем автомашины и "подтянуть" понятых.

По просьбе инспекторов Трепашкин М.И. поднял заднее сиденье и показал инспекторам, что под ним ничего нет. Трепашкин М.И. успел опустить поднятое сиденье, когда в салон с улицы была брошена небольшая сумочка.

Трепашкин М.И. взял эту сумочку и, повернувшись к инспектору ДПС Курскому Н.А. (он стоял ближе всех), потребовал забрать сумочку и не подбрасывать посторонние предметы. Инспектор ДПС взял у Трепашкина М.И. сумочку, в которой затем был обнаружен предмет, похожий на пистолет.

Вышеприведенные объективно установленные факты свидетельствуют о том, что в отношении адвоката Трепашкина М.И. была совершена провокация - ему подбросили в салон автомашины пистолет.

Заинтересованными в совершении данной провокации могут быть:

а) Органы ФСБ РФ (совместно с Главной военной прокуратурой) - поскольку в отношении Трепашкина М.И. с января 2002 года проводилось предварительное расследование по уголовному делу по признакам составов преступлений, предусмотренных частью 3 ст. 285, частью 1 ст. 283 и частью 1 ст. 222 УК РФ.

Позиция обвинения по данному уголовному делу была слабой, достаточно убедительных доказательств преступной деятельности Трепашкина М.И. у обвинения не было. Провокационный эпизод с обнаружением в квартире Трепашкина М.И. 26 штук различных патронов требовал дополнительного подтверждения.

Поэтому органами ФСБ РФ было проведено незаконное "оперативно-розыскное" мероприятие по подбрасыванию более веской улики - огнестрельного оружия.

Кроме того, задержание и арест Трепашкина М.И. были очень выгодны органам ФСБ РФ и по другому уголовному делу: в конце октября 2003 года начинался судебный процесс по уголовному делу о взрыве жилого дома на ул. Гурьянова в гор. Москве, по которому адвокат Трепашкин М.И. являлся представителем потерпевших сестер Морозовых и обладал достаточно убедительными доказательствами причастности к этому взрыву органов ФСБ РФ.

б) служба безопасности местного банковского учреждения, по заявлению которого было возбуждено уголовное дело в отношении Борисова Михаила Львовича, которого защищал как адвокат Трепашкин М.И. Уголовное дело находилось в производстве следователя УВД Дмитровского района Стрелковой Е.В.

Судя по информации Трепашкина М.И., серьезных доказательств виновности Борисова М.Л. в совершении мошенничества в банке у следствия не было, поэтому служба безопасности могла устроить в отношении Борисова М.Л. указанную провокацию, чтобы под любым предлогом задержать его и добиться признания.

Однако после выяснения факта того, что за рулем автомашины, в которой "по ориентировке коллег перевозилось оружие", находился адвокат Трепашкин М.И., в данное уголовное дело вмешались органы ФСБ РФ и ГВП, переакцентировав все внимание на личность адвоката Трепашкина М.И. (см. первую версию - п. "а" данного раздела ходатайств).

Органы следствия не занимались проверкой ни первой, ни второй версии, построив все обвинение лишь на предположении о наличии пистолета в салоне автомашины Трепашкина М.И.

3. Провокация в отношении адвоката Трепашкина М.И. также подтверждается следующими объективными фактами, которые защитой расцениваются как процессуальные нарушения:

а) с самого начала предварительного следствия адвокат Трепашкин М.И. утверждал, что участвовавшие при осмотре автомашины понятые сам момент подбрасывания в салон автомашины сумочки и сам факт обнаружения её на заднем сиденье салона или под ним - не видели. Всё об "обнаружении" сумочки с пистолетом они знают только со слов инспектора Курского Н.А.

Это утверждение нашло свое объективное подтверждение в материалах уголовного дела:

- так, свидетель Варикова А.Н., допрошенная по делу 23 октября 2003 года, т.е. на следующий день после расследуемого случая, показала, что при осмотре задержанной автомашины она находилась в салоне своей автомашины и видела лишь то, что через стекло машины сотрудник ДПС показал ей пистолет с магазином, в котором находились патроны (том 2 л.д. 36-38). На повторном допросе этот свидетель подтвердила свои показания, утверждая, что видела только, как сотрудник ДПС показал ей пистолет и магазин с патронами после их обнаружения. Где они были обнаружены и в чем - она не видела (том 2 л.д. 38-40);

- свидетель Вариков И.С., также допрошенный на следующий день после расследуемых событий, пояснил, что во время осмотра задержанной автомашины его жена находилась в салоне собственной автомашины и не видела сам момент "обнаружения" сумочки с пистолетом. Лично сам свидетель утверждает, что когда водитель поднял сиденье, то он услышал, как что-то упало на пол автомашины (том 2 л.д. 28-30). Свои показания свидетель полностью подтвердил и в ходе повторного допроса (том 2 л.д. 31-34).

Между тем в протоколе личного досмотра задержанного и его автомашины (том 1 л.д. 10) все вышеуказанные понятые Вариковы почему-то подтверждают своими подписями факт обнаружения сумочки именно под задним пассажирским сиденьем слева (?!).

Более того, протоколом проверки показаний на месте от 24 ноября 2003 года - том 2 л.д. 49-54 (кстати, проведенной без участия обвиняемого и его защитников, хотя ходатайство об участии всех было официально заявлено) полностью опровергнуты результаты, установленные вышеупомянутым протоколом личного досмотра автомашины от 22 октября 2003 года (том 1 л.д. 10).

Оказывается, проверкой показаний на месте объективно установлен факт, что сумочка не могла находиться под задним пассажирским сиденьем слева! Она там просто не помещалась по своему объему. Сиденье не закрывается, если под него поместить сумочку!

Таким образом, протокол личного досмотра автомашины юридически опровергнут следственным экспериментом! Официальный процессуальный документ, послуживший основанием для возбуждения данного уголовного дела, утратил свою юридическую силу! Объективно подтверждены утверждения Трепашкина М.И. о совершенной в отношении его провокации!
Уже только на этом основании (в связи с признанием юридической несостоятельности протокола обнаружения сумочки с пистолетом) - уголовное преследование лично в отношении Трепашкина М.И. должно быть прекращено в связи с его непричастностью к преступлению!

Предпринятая в Протоколе проверки показаний на месте (том 1 л.д. 49-54) попытка следователя выдвинуть версию о нахождении сумочки в другом месте - фактически является следственной версией! Эта версия является лишь неудачным предположением следователя! Экспериментально эта версия не подтвердилась и в ходе судебного эксперимента!

Опасения за невозможность проведения чистого и объективного эксперимента - вынудили следователя провести эту проверку показаний на месте со вскрытием автомашины без участия самого Трепашкина М.И. и его защитников! Это очевидно!

б) фактически автомашину адвоката Трепашкина М.И. 22 октября 2003 года на КПМ 47 км неоднократно обыскивали, а не осматривали. В протоколе осмотра автомашины, в котором указан факт обнаружения "под задним сиденьем" небольшой сумочки с пистолетом ПМ и 7-ю патронами, подпись самого Трепашкина М.И. странным образом отсутствует (том 1 л.д. 10). В то же время в протоколе не указано даже, что адвокат Трепашкин М.И. отказался от подписи, никаких пояснений по причинам отсутствия подписи водителя осмотренной автомашины в протоколе нет!
Имеются и другие достаточно убедительные доказательства о совершенной провокации и доказательства необъективных действий следственных органов! Однако об этих фактах для объективности защита сообщит лишь суду.

Вопреки объективно установленным в ходе судебного разбирательства обстоятельствам, без достаточных на то оснований, суд первой инстанции в приговоре изложил не подтвержденную доказательствами новую версию, отличающуюся даже от версии стороны обвинения.

2) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании;

3) суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда;

4) при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие;

5) нарушение уголовно-процессуального закона:

В ходе предварительного следствия следственными органами прокуратуры грубо нарушались законные права адвоката Трепашкина М.И., а именно:

а) уголовное дело возбуждено следователем УВД гор. Дмитров Закроец Т.И. по факту обнаружения оружия в автомашине с государственным номерным знаком к 026 вх 99, т.е. не в отношении адвоката Трепашкина М.И.

В то же время по этому уголовному делу задержан конкретно именно адвокат Трепашкин М.И., т.е. фактически уголовное дело было возбуждено в отношении его. При этом нарушены требования пункта 10 части 1 ст. 448 УПК РФ - возбуждать дело должен прокурор, на основании заключения судьи районного суда. Поскольку уголовное дело в отношении конкретно адвоката не возбуждалось, то и его задержание произведено с грубым нарушением процессуального закона!

Избрание меры процессуального принуждения в виде задержания подозреваемого в отношении адвоката Трепашкина М.И. в порядке ст. 91 и 92 УПК РФ произведено с грубым нарушением требований части 5 ст. 450 УПК РФ, поскольку: задержание произведено по уголовному делу, которое не возбуждалось конкретно в отношении адвоката, и задержание (как процессуальное действие) произведено без согласия суда;

б) 24 октября 2003 года судья Дмитровского городского суда Московской области Иванов А.И., отказав мне, защитнику Глушенкову В.Г., в одновременном рассмотрении жалобы на незаконность задержания адвоката Трепашкина М.И., рассмотрел постановление следователя УВД гор. Дмитрова о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Данное ходатайство следователя, несмотря на приведенные доводы защиты о незаконности возбуждения уголовного дела и задержания адвоката, - судья удовлетворил (копия Постановления в деле имеется).

Защитой было указано на необоснованный довод следователя УВД и представителя прокуратуры о том, что Трепашкин М.И. подозревается в совершении преступления, предусмотренного частью 2 ст. 222 УК РФ (неоднократность). В последующем эта квалификация была признана ошибочной, адвокату Трепашкину М.И., несмотря на допущенные процессуальные нарушения, вменили часть 1 ст. 222 УК РФ. Однако указанные исправления не были доведены до сведения следственного изолятора ИЗ-49/2 гор. Волоколамска, где содержался Трепашкин М.И., и поэтому с ним обращались как с лицом, совершившим тяжкое преступление (в наручниках осуществляли перевозку в боксике спецавтомобиля, применяли все предусмотренные для этой категории лиц ограничения).

в) 31 октября 2003 года кассационная коллегия Мособлсуда отменила Постановление Дмитровского городского суда, освободив адвоката из-под стражи, но вернув дело на новое рассмотрение. Решение кассационной инстанции было направлено фельдсвязью в ИЗ-49/2 гор. Волоколамска, однако следователем прокуратуры Шевяковым Ю.В. 05 ноября 2003 года Трепашкин М.И. был умышленно вывезен из изолятора до поступления в изолятор Постановления о его освобождении.
05 ноября 2003 года следователь прокуратуры вновь вышел с ходатайством в Дмитровский суд об избрании в отношении Трепашкина М.И. меры пресечения в виде заключения под стражу. Без исследования и учета Постановления об освобождении и отмене меры пресечения (хотя на него сослался следователь в своем ходатайстве) судья того же суда Скворцов В.П. вновь удовлетворил ходатайство прокуратуры и заключил Трепашкина М.И. под стражу. Решение кассационной инстанции об освобождении Трепашкина М.И. из-под стражи - грубо и умышленно было нарушено и не исполнено!

г) 27 октября 2003 года тем же судьей Ивановым А.И. рассмотрено представление Дмитровского городского прокурора Московской области о наличии в действиях адвоката Трепашкина М.И. признаков преступления, предусмотренного частью 2 ст. 222 УК РФ. Вынесено Заключение о признании в действиях Трепашкина М.И. признаков преступления, предусмотренного частью 1 ст. 222 УК РФ, хотя первое заключение под стражу избиралось с учетом совершения тяжкого преступления.

При этом необходимо отметить, что в нарушение части 5 ст. 450 УПК РФ согласие на привлечение в качестве обвиняемого Дмитровский городской суд не давал.
Имеются и другие существенные нарушения прав обвиняемого, которые будут представлены в дополнительной кассационной жалобе.

Мотивированная кассационная жалоба по настоящему уголовному делу будет представлена после детального изучения протоколов судебного заседания (в случае необходимости будут поданы замечания на протокол) и согласования доводов жалобы с подзащитным.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 354-356, 375-381 УПК РФ,
просим:

1. Обеспечить личное участие Трепашкина Михаила Ивановича в рассмотрении кассационной жалобы.

2. Обеспечить процессуальное право защиты на получение копии протокола судебного заседания (за наш счет) для внесения в него (в случае необходимости) требуемых замечаний.

3. Приговор Дмитровского городского суда Московской области от 15 апреля 2005 года по уголовному делу № в отношении Трепашкина Михаила Ивановича - отменить, уголовное преследование по части 1 ст. 222 УК РФ прекратить на основании пункта 1 части 1 ст. 24 УПК РФ (за отсутствием события преступления).

Защитники - адвокаты
В.Г. Глушенков,
Е.Л.Липцер
" " апреля 2005 года.

Ярлыки:

15.04.2005

Трепашкину дали больше, чем просил прокурор

Трепашкину дали больше, чем просил прокурор | Грани.Ру:


Дмитровский городской суд в пятницу признал адвоката Михаила Трепашкина виновным в незаконном хранении оружия и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года в колонии-поселении, сообщает корреспондент Граней.Ру из зала суда. Гособвинитель требовал приговорить Трепашкина только к одному году лишения свободы.

При этом суд постановил, что при сложении с тем сроком, к которому уже приговорен Трепашкин (4 года за разглашение гостайны), ему придется сидеть 5 лет. Срок отсчитывается с 22 октября 2003 года, когда осужденный был задержан милицией в Дмитровском районе Подмосковья.

Подсудимый остается под стражей и после вступления приговора в законную силу будет доставлен на место отбывания наказания под тюремным конвоем.

После объявления приговора подсудимый заявил журналистам, что по-прежнему считает дело против него сфабрикованным. "Вы услышали хоть одно доказательство моей вины?" - спросил Трепашкин. Его жена Татьяна назвала приговор "маразмом".

Адвокат Елена Липцер заявила "Граням", что собирается обжаловать приговор как незаконный. По ее словам, в своем заключении судья Джульетта Бандур фактически обвинила Трепашкина в том, в чем его не обвиняла прокуратура. Это связано с вопросом о том, где находился пистолет, в хранении которого обвинялся Трепашкин. По версии следствия, сумка, в которой лежал пистолет Иж-21, выпала, когда сотрудники милиции попросили Трепашкина поднять заднее сиденье автомобиля. Однако в ходе следственного эксперимента, который проводился в рамках судебных слушаний, было доказано, что при таких обстоятельствах сумка выпасть не могла. В заключении судьи содержится ее собственная версия происшедшего, которая отсутствует в обвинительном заключении. Судья предположила, что сумка с пистолетом выпала из одежды Трепашкина, - и сочла эту версию доказанной.

Кроме того, по словам Липцер, судья Бандур с самого начала заняла сторону обвинения. Это выражалось в ее решениях по спорным вопросам в ходе процесса. Так, судья не придала значения противоречиям в показаниях сотрудников ГАИ, принимавших участие в задержании Трепашкина, объяснив эти противоречия давностью события.

К 4 годам в колонии-поселении за разглашение гостайны Трепашкин был приговорен в мае прошлого года. По версии следствия, Трепашкин в период службы в ФСБ копировал служебные документы, а затем незаконно хранил их у себя дома.

22 октября 2003 года сотрудники ДПС ГУВД Московской области обнаружили в машине бывшего сотрудника ФСБ оружие. Уголовное дело было возбуждено по статье "незаконное приобретение и хранение боеприпасов и огнестрельного оружия". Трепашкин был задержан и впоследствии заключен под стражу с санкции Дмитровского городского суда. По его словам, пистолет ему был подброшен.

Ярлыки:

СОЛО ДЛЯ БАНДУР

Соло для бандур | Трепашкин.ру:


Матвей Масальцев

На главной площади Дмитрова, перед местным кремлем, стоят два памятника: основателю города Юрию Долгорукому и вождю пролетариата Владимиру Ленину. Они метрах в ста друг от друга, на разных сторонах площади. Стоят практически в одинаковых позах — правая рука направлена вперед и вниз — и смотрят друг на друга. Нелепое зрелище, хотя вполне привычное для России.

В Дмитровском городском суде, где огласили приговор Михаилу Трепашкину, та же самая картина: нелепая и привычная одновременно. "У меня двоякое чувство, — говорил перед началом заседания правозащитник Кирилл Подрабинек. — С юридической точки зрения позиция у защиты железная, и потому должен быть оправдательный приговор. Однако, учитывая то, что происходит у нас в стране, и обстоятельства этого дела, я чувствую, что приговор будет обвинительный".

Так оно и вышло. Даже более: то, что сделала судья Джульетта Бандур (Бандура - trepashkin.info), удивило даже пессимистов. Чтение приговора началось с пассажа "суд установил виновность". Так что интрига была только в том, как г-жа Бандур выкрутится в своем приговоре: дело против Трепашкина было сфабриковано столь неумело, что каждый следивший за процессом мог убедиться в подлоге.

Придумывать хитрые ходы г-жа Бандур не стала. Она просто изложила версию прокурора: некто неизвестный позвонил дежурному гаишнику и сообщил, что в машине Трепашкина (такой-то номер) перевозят оружие. Дежурный передал это на КПМ, и доблестные милиционеры машину остановили и пистолет нашли.

И слабых мест, как сказала судья Бандур, в этой версии нет. Противоречия в показаниях сотрудников КПМ, которые, как утверждает Трепашкин, и подбросили ему пистолет? Ничего страшного — просто они за давностью запамятовали некоторые моменты. Более того, говорила судья, противоречия — свидетельство того, что милиционеры "не вступили в сговор".

Что еще? Понятые на суде изменили в пользу обвинения свои показания по поводу времени, когда проводился досмотр? Опять-таки — "добросовестное заблуждение". Вот только здесь наоборот получилось — "забыли" они точное время в день первого допроса, а "вспомнили" его только к суду. Ах, свидетели еще и с цветом кобуры "изъятого пистолета" запутались? Так это самое простое — просто они "по-разному воспринимают цвет".

А вот что действительно трудно было сделать судье Бандур, так это объяснить появление пистолета в машине Трепашкина. По первой версии, он лежал на полу перед задним сиденьем. Она быстро отпала — пол-то был заставлен вещами. Тогда на суде появилась другая версия: пистолет, мол, выпал из сумочки за водительским сиденьем, когда Трепашкин по просьбе милиционеров поднимал заднее. Что ж, был проведен следственный эксперимент. Он показал, что это "маловероятно", как призналась сама Джульетта Бандур. Неужто поверила версии Трепашкина? Нет, она выдвинула свою: оружие выпало из одежды Трепашкина, куда он положил его, как только машину остановили для проверки. Бандур сделала работу следователя и прокурора. И, уже перевоплотившись обратно в судью, своим доводам поверила. А чтобы Трепашкин поменьше говорил о всяких там "заговорах ФСБ" и прочих "домыслах", дала ему на исправление в два раза больший срок, чем требовал прокурор.

"Маразм", — только и могла сказать жена Трепашкина после этого представления. В шоке был и сам Михаил. "Вы услышали хоть одно доказательство моей вины?" — спросил он немногочисленных журналистов. После этого судебные приставы выпихнули нас из зала.

Ярлыки: