Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

01.11.2005

Жалоба в Европейский суд по правам человека

Au Secretaire de la Cour

Europeenne des Droits de l’Homme

Conseil de l’Europe

F-67075 Strasbourg Cedex



Европейский суд по правам человека

Совет Европы - Страсбург, Франция


ЖАЛОБА

№ 34473\05

Trepashkin v. Russia (III)

в соответствии со ст. 34 Европейской конвенции по правам человека и ст. 45 и 47 Регламента Суда


Важно: Данная жалоба является юридическим документом и может повлиять на Ваши права и обязанности.


I. Стороны

А. Заявитель

(Данные о заявителе и его представителе, при наличии такового)

1. Фамилия заявителя ТРЕПАШКИН

2. Имя, отчество Михаил Иванович

3. Гражданство Российская Федерация

4. Род занятий адвокат

5. Дата и место рождения 7 апреля 1957 года, деревня Мальково Лиозненского района Витебской области

6. Постоянный адрес Москва ул. 8-я Соколиная гора д. 13 кв. 6

7. Номер телефона 365-10-72

8. Адрес места, где проживает в данный момент Свердловская область, город Нижний Тагил, ФГУ ИК-13

9. Представитель Елена Липцер

10. Род занятий представителя Адвокат АК № 10 КА «МГКА», эксперт МОО «Центр содействия международной защите»

11. Адрес представителя Россия, 103009 Москва, Малый Кисловский переулок, д. 7, строение 1, офис 22.

12. Номер телефона представителя 007-095-291-10-74

В. Высокая Договаривающаяся Сторона

(Укажите название государства, против которого направляется жалоба)

13. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
II. Описание фактов



Заявителем по данной жалобе является Трепашкин Михаил Иванович.

Ранее от имени Заявителя в Европейский Суд по правам человека была подана жалоба о нарушении его прав, гарантированных Европейской Конвенцией. Этой жалобе был присвоен № 36898/03. В настоящее время указанная жалоба коммуницирована Европейским Судом по правам человека. Период времени, которым охватываются события, являющиеся предметом жалобы № 36898/03 - с 22 октября 2003 г. по 1 декабря 2003 г.

В связи с тем, что после 01 декабря 2003 года права Заявителя, гарантированные Европейской Конвенцией продолжали нарушаться, эти нарушения были обобщены и сформулированы в новой жалобе, которой был присвоен № 14248/05. Период времени, которым охватываются события, являющиеся предметом жалобы № 14248/05 – 1 декабря по 19 сентября 2005 года.

Однако, после 19 сентября 2005 года права Заявителя, гарантированные Конвенцией также продолжали нарушаться. Поэтому Заявитель считает необходимым сообщить об этих фактах, изложив их в новой жалобе, адресованной в Европейский Суд по правам человека.

14.

1. 19 августа 2005 года Тагилстроевским районным судом г. Нижний Тагил Свердловской области было вынесено постановление, на основании которого Заявитель был условно-досрочно освобожден от дальнейшего отбывания наказания. Данное постановление до настоящего времени не вручено Заявителю.

2. 30 августа 2005 года после вступления решения в законную силу, Заявитель был освобожден из-под стражи и убыл к своему месту жительства в г. Москву.

3. 31 августа 2005 г. Заявитель сделал публичное заявление о том, что будет продолжать заниматься правозащитной деятельностью, включая расследование причин взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске в качестве представителя потерпевших сестер Морозовых. В тот же день, 31 августа 2005 г. и.о. Нижнетагильского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ обратился в Тагилстроевский районный суд г. Нижний Тагил с заявлением о восстановлении срока кассационного обжалования.

У Заявителя есть все основания полагать, что вмешательство прокуратуры в ситуацию, связанную с его освобождением уже после того, как решение о его условно-досрочном освобождении вступило в законную силу, связано с заданием заместителя Генерального прокурора РФ - Главного военного прокурора, о чем имеется документ в его личном деле. Из этого запроса усматривается, что военный прокурор Нижнетагильского гарнизона обратился к начальнику ИК-13 с просьбой направить в его адрес по факсу копию постановления Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил от 19 августа 2005 г. об условно-досрочном освобождении гр. Трепашкина М.И. (бывшего адвоката Березовского) (приложение №1) Из данного запроса со всей очевидностью следует, что причиной интереса прокуратуры к освобождению Заявителя была его адвокатская деятельность.

1 сентября 2005 г. срок кассационного обжалования судом был восстановлен (приложение № 2). Заявителем на данное решение суда была подана кассационная жалоба (приложение № 2а).

4. 31 августа и 1 сентября 2005 г. и.о. Нижнетагильского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ и и.о. прокурора свердловской области были поданы кассационные представления, в которых содержалась просьба отменить решение суда об условно-досрочном освобождении Заявителя (приложение №№ 3а,3б). Заявителем на кассационные представления были поданы возражения (приложение №№ 4а, 4б).

5. 16 сентября 2005 года Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев кассационные представления прокуроров, отменила постановление Тагилстроевского районного суда об условно-досрочном освобождении Заявителя. (Приложение № 5). Это решение было принято судом в нарушение принципа правовой определенности, так как решение об условно-досрочном освобождении Заявителя уже вступило в законную силу и было исполнено. В данном определении не было указано о необходимости применения к Заявителю меры пресечения в виде заключения под стражу, либо о необходимости водворения его в колонию.

6. 17 сентября 2005 г. Заявитель, воспользовавшись своим правом на свободу, покинул Российскую Федерацию и посетил Украину, где ему было предложено попросить политического убежища на Украине или в любой другой европейской стране. Заявитель отказался от такого предложения и вернулся в г. Москву.

7. 18 сентября 2005 года Заявитель был задержан неизвестными представителями силовых структур в его квартире в г. Москве. Ему было зачитано кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда об отмене решения Тагилстроевского суда о применении к нему условно-досрочного освобождения и было сообщено, что он будет этапирован обратно в г. Нижний Тагил для исполнения приговора суда. Никаких документов, уполномочивающих данных лиц на проникновение в жилище Заявителя и его задержание представлено не было. Отсутствие у Заявителя данных о лицах, производивших его задержание привело к тому, что ни он, ни его защитники не могли в дальнейшем обжаловать их действия по незаконному задержанию Заявителя.

Заявитель так описывает обстоятельства задержания:

«…18 сентября 2005 года ко мне в квартиру, перепугав маленьких детей, ворвались 2 оперативника из г. Екатеринбурга в гражданской одежде и 3 сотрудника милиции в форме (в окружении квартиры в Москве участвовало не менее 20 человек из силовых структур), у меня принудительно забрали личные документы. После этого меня насильно вывели из квартиры, не дав собрать личные вещи, усадили в автомашину, доставили на Урал и заключили без постановления суда под стражу в СИЗО – 1 города Екатеринбурга…».

Об обстоятельствах задержания и дальнейших событиях, речь о которых пойдет в следующих пунктах жалобы, Заявитель известил Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. (Приложение № 6).

6. 21 сентября 2005 года Заявитель был этапирован из СИЗО-1 города Екатеринбурга в город Нижний Тагил, в ИК-13, где он ранее отбывал наказание. Заявителя доставили в колонию общего режима и сразу же поместили в штрафной изолятор.

7. Заявитель обращает внимание на то, что сразу же после прибытия в колонию, он подвергся унижениям.

В своей жалобе (приложение № 6), Заявитель указывает: «..Прежде всего, это выразилось в насильственном остригании «наголо», не имея для этого никаких правовых оснований и медицинских показателей…Меня принудительно остриг кладовщик (не парикмахер) ШИЗО прямо около ЕПКТ №1…».

После этого Заявитель был подвергнут личному обыску.

В ходе личного обыска сотрудник ИК-13 – майор внутренней службы Белобородов А.А. ознакомился с жалобами Заявителя, адресованными Уполномоченному по правам человека, что запрещено действующим законодательством РФ и открыто заявил, что после того, как Трепашкин М.И. был условно - досрочно освобожден от дальнейшего отбывания наказания, «…в ФГУ ИК-13 было множество поверок, некоторых наказали и за это мне придется поплатиться…». (Приложение № 6).

9. 22 сентября 2005 года Заявитель обжаловал водворение в ШИЗО, направив жалобу Нижнетагильскому городскому прокурору по надзору за соблюдением закона в исправительных учреждениях.

10. 22 сентября 2005 года адвокатом Заявителя были направлены телеграммы в адрес начальника учреждения ФГУ ИК-13, в Главное Управление ФСИН, в УФСИН по Свердловской области, в Прокуратуру Свердловской области. В данных телеграммах адвокат обращала внимание указанных лиц на то обстоятельство, что Заявителю по приговору суда назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Однако Заявитель был помещен в штрафной изолятор (ШИЗО) сразу же после своего первого поступления в исправительную колонию ИК-13, что явилось не только явным нарушением действующего законодательства, но и нарушением его права, гарантированного статьей 3 Европейской Конвенции – не подвергаться пыткам и другому бесчеловечному и унижающему достоинство обращению и наказанию. (Приложение № 7).

В заключении данных телеграмм адвокат указала на необходимость немедленного помещения Заявителя в колонию-поселение сразу же после прибытия в ИК-13.

Как видно из предыдущих пунктов, данное требование выполнено не было. Заявитель повторно был водворен в ШИЗО.

11. 22 сентября 2005 года ИК-13 посетил прокурор, надзирающий за исполнением закона в исправительных учреждениях, который дал указание администрации ИК-13 об освобождении Заявителя из ШИЗО и переводе его в карантинное отделение колонии – поселения в соответствии с ч. 2 статьи 79 УИК РФ, которая гласит: «…Осужденные, прибывшие в исправительное учреждение помещаются в карантинное отделение на срок до 15 суток. В период пребывания в карантинном отделении осужденные находятся в обычных условиях отбывания наказания» (приложение № 6).

Прокурору, надзирающему за соблюдением закона в исправительных учреждениях Заявитель также пожаловался на унижения, которым подвергаются заключенные и на провокации, организованные против него лично майором внутренней службы Белобородовым А.А.

12. 22 сентября 2005 года Заявитель, благодаря вмешательству надзирающего прокурора не был снова водворен в ШИЗО. Администрации ИК-13 были даны указания об освобождении Заявителя из ШИЗО и о переводе его в карантинное отделение колонии-поселения.

13. Однако, в тот же день – 22 сентября 2005 года, после того, как прокурор покинул территорию ФГУ ИК-13, указывает Заявитель, «...меня вызвал в комнату старшего дневального майор Белобородов А.А., где заявил: «Либо мы тебя похороним. Либо меня уволят, а у меня два года до пенсии». После этого он вызвал других осужденных, переведенных из ШИЗО и находившихся вместе со мной в карантинном отделении. Они участвовали в написании коллективной жалобы по поводу незаконности помещения в ШИЗО вместо колонии-поселения и об издевательствах. За эту жалобу майор Белобородов А.А. всем угрожал…а одного из осужденных даже ударил. Белобородов А.А. особо подчеркнул в беседе со мной, что «…его никто не тронет и не накажет за беспредел в отношении меня и других осужденных, меня поддержавших…». (Приложение № 6).

13. В связи с незаконными действиями администрации исправительного учреждения, 26 сентября 2005 года Заявителем была направлена жалоба Уполномоченному по правам человека в РФ (приложение № 6). Заявитель, обращаясь с жалобой, особенно отметил, что в ФГУ ИК-13 возникла реальная угроза его личной безопасности.

15. Кроме того, что помещение в ШИЗО Заявителя не было основано на законе, условия содержания Заявителя в штрафном изоляторе нельзя признать удовлетворительными. Об условиях содержания в ШИЗО ФГУ ИК-13 подробные объяснения дал осужденный Рожин, который содержался там вместе с Заявителем в период с 27 июля 2005 года по 09 августа 2005 года. О данных событиях было сообщено в Европейский Суд по правам человека письмом, дополнявшим жалобу № 14248/05 (Трепашкин против России II).

15.1. Заявитель считает, что с момента его освобождения из ШИЗО до повторного водворения в ИК-13, условия содержания в штрафном изоляторе указанного учреждения не изменились к лучшему.

В частности, Заявитель содержался в камере размером 2,5 на 3,5 метра, причем значительную часть пространства занимал шкаф для хранения матрасов. В камере располагался туалет с невысокой перегородкой и опоры для откидных кроватей. Таким образом, места для движения в камере не оставалось. У Заявителя отсутствовало необходимое количество «личного пространства».

В камере отсутствовало естественное освещение. Круглосуточно камера освещалась тусклой электрической лампочкой.

В камере очень слабая естественная вентиляция, и в жаркую погоду в ней было невозможно находится, так как не хватало воздуха.

На прогулку Заявителя выводили один раз в сутки. Продолжительность прогулок была от 15 до 40 минут.

Заявитель был вынужден по 16 часов в день проводить стоя на ногах, так как с 6 часов утра до 22 часов кровати пристегивались к стене. Сидеть можно было лишь на опоре для спальных мест, которая представляла собой поперечную планку шириной примерно 12 сантиметров, проходящую через всю камеру. Во время приема пищи также присесть можно было лишь на эту опору, которая находится примерно в 70-120 сантиметрах от туалета или на пол, либо принимать пищу стоя.

Писать можно было тоже либо сидя на полу, либо стоя около шкафа для матрасов.

Постельными принадлежностям Заявитель обеспечен не был. Спать приходилось на матрасе и подушке без наволочки.

Один раз в сутки выдавали теплый чай. Больше ни кипятка, ни горячей воды Заявитель не получал.

В камере отсутствовала электрическая розетка и радиоточка. У Заявителя не было никакой связи с внешним миром, так как не было доступа ни к радио, ни к телевизору. Газеты не выдавались вообще.

В связи с тем, что туалет находился в непосредственной близости от спальных мест и был затруднен слив воды, в камере постоянно стоял неприятный запах. Туалетная бумага, мыло и дезинфицирующие средства не выдавались.

В связи с тем, что после этапирования в колонию в течение 3 дней не проводилась санобработка, Заявителю негде было умыться и постирать одежду. Горячая вода отсутствовала. Для того, чтобы постирать одежду можно было один раз в неделю набрать один таз горячей воды.

В камере можно было умыться и почистить зубы лишь наклонившись над унитазом.

В камере негде было хранить личные вещи. Посуду, одежду и личные вещи можно было оставлять лишь на полу.

В камере было очень много мокриц и мышей.

Выдаваемую пишу есть было невозможно. Помимо того, что еда была очень плохого качества, принимать пищу в непосредственной близи от туалета и при наличии в камере постоянного запаха от унитаза было невыносимо.

Чай выдавали один раз в сутки - утром. Больше ни кипятка, ни горячей воды не выдавалось (приложение № 8).

В результате водворения в штрафной изолятор Заявитель претерпел нравственные и физические страдания. В связи с тем, что он испытывал недостаток воды, ему приходилось пить воду из-под крана, вследствие чего у него появились боли в области почек, кожные высыпания и зуд.

16. Заявитель считает, что его водворение в штрафной изолятор ФГУ ИК-13 было незаконным по следующим основаниям:

* вместо того, чтобы, как того требует уголовно-исполнительное законодательство быть помещенным в карантинное отделение колонии-поселения, Заявитель был водворен в штрафной изолятор.
* В соответствии с требованиями ст. 79, часть 2 УИК РФ, «…Осужденные, прибывшие в исправительное учреждение, помещаются в карантинное отделение на срок 15 суток. В период пребывания в карантинном отделении, осужденные находятся в обычных условиях отбывания наказания…» (приложение № 9).
* Содержание в камере ШИЗО допускается как мера дисциплинарного воздействия, однако будучи только этапированным в ИК-13 Заявитель оказался дополнительно наказан и водворен в строгие условия ШИЗО за то, что ничего не совершал;
* Кроме того, режим колонии-поселения, который был определен Заявителю приговором суда, не предусматривает водворения в штрафной изолятор.

Кроме того, Заявитель был помещен в тюремные условия в отсутствие решения суда.

18. 22 сентября 2005 года Заявитель был переведен на участок колонии-поселения ФГУ ИК-13.

19. 15 октября 2005 года Заявитель обратился с заявлением к Нижнетагильскому прокурору по надзору за соблюдением прав в исправительных учреждениях в связи с неоказанием ему медицинской помощи.

В данной жалобе Заявитель указывает, что он «…неоднократно обращался к начальнику медчасти ИК-13 и начальнику ФГУ ИК-13 С.С. Золотухину, чтобы мне поставили диагноз и назначили лечение в связи с тем, что у меня чешется все тело, появляются какие-то водяные пузыри т т.п. симптомы. Такая же симптоматика наблюдается у многих других осужденных…, но никому не поставлен конкретный диагноз. Мне лично только ответили, что у ИК-13 своя водяная скважина и это от воды, но ни поставили диагноз, ни выписали лекарств, которыми лечиться…». (Приложение № 9).

20. Защитником Заявителя – адвокатом Косик также была направлена жалоба Нижнетагильскому прокурору по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. (Приложение № 10).

20.1. В данном заявлении адвокат сообщила надзирающему прокурору о том, что Заявитель, переведенный на участок колонии-поселения ФГУ ИК-13, болен инфекционно-аллергической бронхиальной астмой.

20.2. Комиссией ИК-13 Заявитель принудительно был распределен на работу по уборке штаба. При распределении на работу не было учтено то обстоятельство, что у Заявителя аллергия на пыль и помимо бронхиальной астмы он страдает рядом других заболеваний, в том числе остеохондрозом позвоночника. Заявитель неоднократно сообщал об этих имеющихся у него заболеваниях распределительной комиссии, кроме того, копия заключения центральной военно-врачебной комиссии, подтверждающая наличие у Заявителя болезни, имеется в его медицинской книжке.

20.3. В результате того, что Заявитель исполнял обязанности по уборке штаба колонии, у него обострились имеющиеся заболевания. Приступы астмы случаются практически каждую ночь. «Медицинской помощи он не получает, его ни разу не обследовали, ни разу не прослушали даже дыхание. Из лекарств выдали лишь ингалятор…». (Приложение № 10).

20.4. В заявлении надзирающему прокурору, адвокат Заявителя особое внимание акцентировала на следующем обстоятельстве:

«…В ночь с 15 на 16 октября у моего подзащитного начался приступ бронхиальной астмы, в связи с чем в 3 часа 45 минут был вызван врач для оказания медицинской помощи. Однако, он пришел лишь в 7-55 утра. Даже не прослушав дыхания, не замерив температуру, давление врач дал освобождение на 3 дня и ушел.

Через полтора часа принес таблетки «эуриллин» и «диазолин» и ушел, заявив, что освобождение дает лишь на 1 день, а завтра снова на работу…».

«…Кроме того, мой подзащитный неоднократно а письменных заявлениях просил обследовать его и поставить диагноз в связи с зудом по телу и высыпаниями. Однако до настоящего времени диагноз не поставлен и лечение не проводится. Здоровье моего подзащитного ухудшается с каждым днем…». (Приложение № 10).

В заключении указанного заявления, адвокат просила провести проверку по указанным фактам, принять необходимые меры и рассмотреть вопрос о возможности лечения Трепашкина М.И. в городских учреждениях Министерства здравоохранения, так как изложенные в заявлении факты свидетельствуют о грубом нарушении прав Заявителя, гарантированных не только законодательством РФ, но и статьей 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. (Приложение № 10).

21. 15 октября 2005 года Заявитель обратился к адвокату Косик Л.Б. с заявлением о том, что содержание в ИК-13 угрожает его личной безопасности (Приложение № 11):

«…14.10.2005 года в кабинет оперативных работников, расположенный в штабе режимной зоны общего и строгого режимов (2 этаж), было приглашено не менее 4-х осужденных из колонии-поселения, которым 2 молодых человека (не представившиеся) прямо предлагали устроить в отношении меня провокации, избить или прибить меня. За это им обещали льготы по содержанию и условно-досрочное освобождение. Выбирали при этом людей ранее судимых…

Меня содержат в нарушение ст. 128 УИК РФ вместе с судимыми за тяжкие и особо тяжкие преступления, чтобы создавать пресс, фабриковать показания, а при случае творить и беспредел до физического насилия (избиения, убийства). Уже имеется факт избиения Коробаева С.К. (осужденного, содержащегося вместе с Заявителем)…лицом, осужденным за тяжкое преступление…».

Заявитель указывает, что по поводу нарушения администрацией колонии его личной безопасности, он написал ряд жалоб в ФСИН РФ, ГУ ФСИН РФ по Свердловской области, в прокуратуру г. Нижний Тагил, однако ответов не получил.

Заявитель утверждает, что прокурорские проверки, инициируемые заявлениями осужденных, не имеют эффективности вследствие того, что сотрудники прокуратуры «сами фабрикуют написание ложных объяснений и оказывают психологическое давление на осужденных…» и состоят в сговоре с администрацией исправительного учреждения № 13.

Трепашкин М.И. в своем заявлении отмечает, что об изложенных фактах «подробные свидетельские показания могут дать осужденные Рожин Дмитрий Игоревич, Коробаев Сергей Константинович, Новоселов Алексей, Чернышов Сергей Михайлович, Наумов Александр, Ющенко Олег, Стариков Владимир и многие другие…». (Приложение № 11).

22. 16 октября 2003 года Заявитель направил жалобу в адрес Уполномоченного по правам человека в РФ. (Приложение № 12).

В жалобе Заявитель указывал, что он, в нарушение уголовно-исполнительного законодательства, содержится вместе с осужденными за тяжкие и особо тяжкие преступления.

Кроме того, Заявитель в жалобе сообщает следующее:

«…по прибытии в ИК-13 меня вместо направления в колонию-поселение поместили в камеру № 8 ШИЗО колонии общего и строгого режимов ИК-13…Доставили нас в ИК-13 в жару (30ºС), а воду с собой и кипятильники не разрешили взять. Кипяченую воду мы получали лишь утром в 5-6 часов (сладкий чай) и больше за сутки мы ничего не получали.

От жажды я, как и некоторые другие заключенные, вынужден был пить еле струившуюся воду из-под крана. От этой воды появились боли в области почек, все тело стало чесаться, появились водянистые пузырики на ногах и в паху. Врачи никаких диагнозов не ставили и не лечили…

Описанные выше симптомы сохраняются. Врачи категорически не хотят ставить диагноз и проводить обследование…». (Приложение № 12).

22.1. 16 октября 2005 года осужденный Коробаев С.К., содержащийся вместе с Заявителем, направил жалобу Уполномоченному по правам человека в РФ. (Приложение № 13).

В данной жалобе осужденный Коробаев описывает те же события, что и Заявитель, а именно:

* направление его для отбывания наказания в отдаленный регион, за 2200 километров от Москвы, где находится его семья;
* помещение в колонию общего режима – ФГУ ИК-13 вместо назначенной по приговору суда колонии-поселения;
* дальнейшее содержание в ФГУ ИК-13, на участке колонии-поселения, который находится под охраной ИК-13.
* водворение в штрафной изолятор ФГУ ИК-13 сразу же по прибытию в ИК, где он содержался в одной камере с Заявителем;
* приобретение в результате нахождения в ШИЗО заболевания, характеризующегося следующими симптомами «…появились боли в области почек, все тело стало чесаться, появились водянистые пузырики в паху и на ногах, а также появились чирьи и фурункулы на ногах и сыпь по всему телу…»;
* осужденный Карабаев также жалуется на то, что медицинская помощь в ИК ему не оказывается.

23. 16 октября 2005 года Трепашкин М.И. обратился с жалобой к Нижнетагильскому прокурору по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. (Приложение № 14), в которой указал, что им неоднократно направлялись жалобы в прокуратуру г. Нижнего Тагила в связи с его незаконным водворением в ШИЗО и иными действиями администрации ИК-13.

По жалобам Заявителя проводились прокурорские поверки, однако ответа из прокуратуры он не получил. В связи с тем, что Заявитель не ознакомлен с принятым в результате прокурорской поверки решением, он лишен возможности предметно его обжаловать.

В заключении жалобы Заявитель просил надзирающего прокурора «…Дать…письменные ответы на мои жалобы…Ознакомить меня с материалами проверок с предоставлением возможности снять копии для судебного обжалования…».

24. 20 октября 2005 года Заявитель был обследован врачами стоматологической поликлиники № 1 города Нижнего Тагила.

По результатам обследования Трепашкину М.И. была дана справка о том, что «…он нуждается в хирургической и терапевтической санации полости рта, с последующим рациональным протезированием…» (Приложение № 15).

24.1. В тот же день – 20 октября 2005 года Заявитель был обследован врачом аллергологом Демидовской центральной городской больницы г. Нижнего Тагила.

Заявителю был поставлен диагноз «бронхиальная астма атопическая + неатопическая средней степени тяжести. Период обострения. Сенсибилизация к бытовым эпидермальным аллергенам. Зудящий дерматоз. Аллергические пробы противопоказаны ввиду обострения бронхиальной астмы и приема а/гист. пр-тов…» и рекомендовано «лечение в условиях стационара», а также «…трудоустройство на работу, не связанную с контактом с пылью, химикатами и переохлаждением…». (Приложение № 16). Однако, результаты обследования и рекомендации врача Заявителю на руки в тот же день выданы не были.

25. В связи с этим 21 октября 2005 года Трепашкин М.И. повторно обратился к Начальнику ФГУ ИК-13 ГУ ФСИН по Свердловской области с заявлением, в котором просил «…повторно рассмотреть вопрос о моем принудительном привлечении к труду в качестве уборщика штаба, где мне в течение рабочего дня приходится таскать ведра с водой на 3-ий этаж. По этой причине у меня появились сильные боли в позвоночнике… Провести обследование либо получить консультацию у врача-специалиста в медицинском учреждении гор. Нижнего Тагила…Либо разрешить выход в город для получения необходимой консультации у врачей медицинских учреждений гор. Нижнего Тагила, не относящихся к системе УИС». (Приложение № 17).

26. 24 октября 2005 года Трепашкин М.И. вновь обратился к начальнику ФГУ ИК-13 с заявлением, в котором сообщал, что в связи с использованием непригодной для питья воды у него начались боли в почках, и появился кожный зуд, по этой причине ему необходима консультация и лечение специалиста. Квалифицированной медицинской помощи, лекарств в ИК-13 он не получает.

Кроме того, в своем заявлении Трепашкин М.И. указал, что за все время содержания в ИК-13 (с 21 сентября 2005 года) он так и не был обеспечен постельным бельем. (Приложение № 18).

27. 26 октября 2005 года Заявитель обратился в суд Тагилстроевского района города Нижнего Тагила с жалобой на действия должностных лиц – администрации ФГУ ИК-13 и начальника ФГУ ИК-13. (Приложение № 19).

В данной жалобе Заявителем было указано, что он был осужден приговором Московского окружного военного суда от 19 мая 2005 года к лишению свободы с отбыванием наказания в условиях колонии-поселения.

27 июля 2005 года, указывает Заявитель далее, он прибыл под конвоем в ФГУ ИК-13 и в тот же день, в порядке, установленном в этом учреждении был помещен в ШИЗО, расположенном на территории этой колонии, предназначенной для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы в условиях общего и строгого режимов.

В условиях ШИЗО Заявитель находился до 09 августа 2005 года. Заявитель так описывает содержание в ШОЗО: «…без права на свидания, телефонные разговоры, приобретение продуктов питания, получения передач и пересылок, с ежедневной прогулкой 15-40 минут. В помещении ШИЗО, полутемном, небольшого размера имелась только откидная кровать. На день эта кровать по указанию администрации колонии, санкционированном начальником колонии, откидывалась и прикреплялась к стене...Меня с 5 утра до 21.00…заставляли стоять на ногах…Запрещалось сидеть. При попытке сесть на пол надзиратели требовали вставать и стоять. От длительного стояния у меня начали расширяться вены на ногах, мне становилось плохо. Врач, посещавший меня не смог помочь, так как не мог прекратить эту пытку, санкционированную начальником колонии. При этом, меня фактически не кормили. Я получал по утрам пол стакана сладкого чая. Условия содержания именно в таком порядке установлены и поддерживаются заместителем начальника ИК Белобородовым А.А. с ведома начальника ИК…».

Далее в жалобе Трепашкин М.И. указал, что 19 августа 2005 года постановлением Тагилстроевского районного суда города Нижнего Тагила было удовлетворено его ходатайство об условно-досрочном освобождении.

После вынесения постановления, указывает Заявитель, он без всяких на то оснований содержался в ФГУ ИК-13 до 30 августа 2005 года.

30 августа 2005 года Заявитель был освобожден от дальнейшего отбывания наказания.

Повторное прибытие и содержание в ФГУ ИК-13 Заявитель в жалобе описывает следующим образом:

«…Повторно я прибыл в это учреждение 21.09.2005 года, после отмены постановления суда о моем освобождении…В этот же день я вновь был помещен в ЕКПТ № 1 для нарушителей режима, отбывающих наказание в условиях общего и строгого режимов содержания. Был освобожден из ЕКПТ по указанию прокурора Лыскова из прокуратуры, надзирающей за соблюдением законов в ИУ. После освобождения из ЕКПТ был переведен на территорию отряда № 10 ИК №13 и помещен в карантинное помещение. На этот раз, я был заперт под замок в этом помещении, не оборудованном туалетом, что также причинило мне очень серьезные неудобства как физического, так и морального характера…».

Заявитель обращает внимание суда на то обстоятельство, что он до настоящего времени находится не в колонии-поселении, а на территории ИК-13, в одном из отрядов. В ИК-13 и в отряде № 10 единая администрация, осужденные находятся под охраной сотрудников ИК-13. Свидания ограничены. В связи с тем, что Заявителю запрещен выход в город, он не может приобрести себе постельное белье, необходимую одежду, продукты.

Заявитель указывает, что врачом аллергологом ему поставлен диагноз «бронхиальная астма», рекомендовано лечение в условиях стационара. Однако, так как выход в город ему запрещен и контакты ограничены, Заявитель не может приобрести лекарства и получить медицинскую помощь.

Отряд № 10 ИК-13, в котором он находится, не имеет своего врача, медпункта и условий для оказания ему медицинской помощи. В связи с тем, что Заявитель лишен медицинского обслуживания, не получает назначенных ему лекарств, у него участились и стали более продолжительными приступы астмы. Не смотря на рекомендацию врача-аллерголога об освобождении Заявителя от работы, он, находясь в болезненном состоянии и страдая аллергией на пыль, в течение всего дня - 21 октября 2005 года, привлекался к уборке помещений.

Врачом стоматологом Заявителю рекомендована санация полости рта с последующим протезированием, однако в условиях колонии это также исключено.

Заявитель указывает в жалобе, что «…Неоказание медицинской помощи, отказы на выход в город , где я могу получить лечение, приводят к разрушению моего здоровья, ухудшению моего состояния.

Несмотря на противопоказания и состояние моего здоровья, я трудоустроен уборщиком помещений штаба ИК-13. Эта работа связана с контактом с пылью, бытовыми химикатами. По заключению врача я могу выполнять работу, не связанную с контактом с пылью, бытовыми химикатами, переохлаждением. Решение о моем трудоустройстве принято с ведома начальника ИК таким образом, что я вынужден находиться постоянно в таких условиях, которые приводят к обострению моего заболевания, ставят под угрозу мое здоровье и жизнь…Факт наличия у меня заболеваний и необходимость их лечения в условиях стационара подтверждается рекомендациями врачей. В колонии-поселении отсутствуют мед.пункт, мед.работники, которые бы оказывали мед.помощь осужденным, отбывающим наказание, на постоянной основе… ». (Приложение № 19).

Также Заявитель указывает, что согласно нормам российского уголовно-исполнительного законодательства, а именно ч.2 ст. 79 УИК РФ (Приложение № 20), прием в колонию-поселение осуществляется через карантинное отделение, но не более чем на 15 суток и в обычных условиях отбывания наказания. Он же сразу был помещен в строгие условия.

Также Заявитель просил суд учесть, что нарушены его права, предусмотренные УИК РФ, Конституцией РФ и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Частью 3 ст. 115 УИК РФ (Приложение № 21) для лиц, отбывающих наказание в колониях-поселениях, ШИЗО и другие помещения подобного типа не предусмотрены. Пыток, выразившихся в длительном стоянии на ногах, а также отсутствием качественной еды и ограничением воды уголовно-исполнительное законодательство РФ также не предусматривает.

Статьями 128 и 129 УИК РФ (Приложение №22, приложение № 23) предусмотрены условия содержания в колонии-поселении. В соответствии с этими нормами осужденные к отбыванию наказания в условиях колонии-поселения содержатся без охраны. Запреты на лечение, выходы за территорию колонии для получения необходимого лечения отсутствуют.

Статья 12 УИК РФ (приложение № 24) запрещает подвергать осужденных жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или взысканию. Кроме того, данная статья гарантирует право осужденных на охрану здоровья, получение медицинской помощи.

Заявитель утверждает, что факты нарушения его прав, изложенные в жалобе на действия администрации и начальника ФГУ ИК-13 подтверждают свидетели, содержащиеся вместе с ним в отряде № 10 ИК-13 – Рожин Д. и Фролов Д.

На основании доводов, приведенных в жалобе, Заявитель просил суд

«признать действия администрации ФГУ ИК-13 и начальника этого учреждения подполковника ВС Золотухина Сергея Степановича незаконными, нарушающими…права на нормальные условия отбывания наказания, на охрану здоровья, трудоустройство с учетом состояния здоровья и др….». (Приложение № 19).

28. Жалоба Заявителя на действия администрации и начальника ФГУ ИК-13 к настоящему времени судом по существу не рассмотрена.

29. Доказательством того, что помещение в строгие условия ШИЗО и ЕПКТ лиц, прибывших в ИК-13 для отбывания наказания в колонии-поселении, является постоянной практикой, являются жалобы в Европейский Суд по правам человека от следующих осужденных: Рожина Дмитрия Игоревича, Чернышова Сергея Михайловича, Наумова Александра Викторовича, Коробаева Сергея Константиновича, Старикова Владимира Ешферьевича, Пранскус Владислава Валерьевича, Шахматова Сергея Николаевича, Новоселова Сергея Владимировича. (Приложения №№ 25,26, 27, 28, 29, 30, 31, 32).

29.1. Указанные осужденные в настоящее время содержатся в отряде № 10 ФГУ ИК-13, выполняющем функции колонии-поселения. Данные граждане были осуждены различными судами к наказанию в виде лишения свободы, с отбыванием назначенного наказания в условиях колонии – поселения. Однако, все они, после прибытия на территорию ИК-13 незаконно были помещены вместо карантинного отделения колонии-поселения в ШИЗО ФГУ ИК-13.

29.2. Указанные граждане в своих жалобах так описывают условия содержания в ШИЗО ИК-13:

- камера штрафного изолятора (в ней содержались все указанные граждане) представляла собой помещение размером около 8 квадратных метров, однако в ней в разное время содержалось от 3 до 7 человек;

- кран, единственный источник воды в камере, находился над унитазом, однако воды практически не было. Поэтому очень затруднительно было умыться и смыть нечистоты из унитаза. Поэтому в камере была «постоянная вонь»;

- туалет не был отгорожен, поэтому спать и принимать еду приходилось в непосредственной близости от него;

- вентиляция отсутствовала;

- в камере было сыро, либо очень жарко;

- не смотря на то, что после этапирования осужденные нуждались в том, чтобы постирать одежду и вымыться, им это сделать не удавалось. Сходить умыться им разрешали спустя несколько днй после водворения в ШИЗО;

- 16 часов в сутки заключенные в ШИЗО проводили на ногах, так как кровати в дневное время (с 6 часов утра до 10 часов вечера) пристегивались к стене. Стоя или сидя на корточках они принимали пищу, писали и прочее. Сидеть, кроме как на полу, было негде;

- газеты не выдавались, радиоточки и телевизора не было. Все осужденные высказывают жалобы на то, что помимо перенесенных ими моральных и физических страданий, они находились в полной информационной изоляции;

- продукты, привезенные с собой сразу изымались по указанию администрации ИК, поэтому приходилось питаться тем, что выдавали в ШИЗО. Помимо того, что еда была очень плохого качества, ею невозможно было утолить голод;

- прогулки разрешались один раз в день, их продолжительность составляла от 15 до 40 минут;

- горячий чай выдавали рано утром, один раз в сутки. В остальное время приходилось пить воду из-под крана. Впоследствии, от употребления воды плохого качества у многих осужденных появились боли в почках и высыпания на теле;

- практически все граждане, жалобы которых прилагаются к настоящему формуляру, жалуются на ухудшение здоровья в период помещения в ШИЗО и на отсутствие лекарств и медицинской помощи в дальнейшем, после их отправки в отряд № 10 ИК-13.

30. В настоящее время Тагилстроевский районный суд города Нижнего Тагила повторно рассматривает ходатайство Заявителя об условно-досрочном освобождении.

II. Изложение имевших место, по мнению заявителя, нарушений Конвенции и соответствующих аргументов их подтверждающих.

15.

Нарушение прав Заявителя, гарантированных статей 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в совокупности со статьей 13 Конвенции.

Учитывая изложенное, Заявитель полагает, что в отношении него было допущено нарушение его прав, гарантированных статьей 3 Европейской Конвенции.

Заявитель считает, что условия содержания в ШИЗО ИК-13 и в дальнейшем, при переводе его в отряд № 10 ИК-13, не соответствуют требованиям статьи 3 Европейской Конвенции (подробно в разделе «Описание фактов» п.п.10, 15.1, 19, 20, 22, 25, 26,27, 29.2).

В результате нахождения в подобных условиях у Заявителя еще более ухудшилось состояние здоровья, он претерпел значительные моральные и физические страдания.

Дополнительным фактором, повлиявшим на ухудшение его состояния здоровья является назначение Заявителя на должность уборщика штаба ИК-13 без учета того, что он страдает бронхиальной астмой с аллергическим компонентом.

Кроме того, в результате незаконного помещения Заявителя в ШИЗО и необходимостью в связи с этим употреблять непригодную для питья воду из крана, у Заявителя появились боли в почках, кожные высыпания и зуд, которые беспокоят его на протяжении длительного времени и не устранены до настоящего момента.

Заявитель полагает, что если государство в лице своих должностных лиц приняло решение о необходимости его изоляции от общества на период назначенного ему наказания, то оно (государство) должно было обеспечить достойные условия содержания, что в данном случае сделано не было.

Из практики Европейского Суда по правам человека следует, что государство должно обеспечить содержание лица в условиях, отвечающих требованиям уважения достоинства человека. Способы и методы исполнения наказания не должны приводить к страданиям и тяготам, превышающим неизбежный уровень страданий, присущий содержанию под стражей, а здоровье и жизнеспособность должны быть адекватно обеспечены посредством предоставления лицу необходимой медицинской помощи с учетом практических требований содержания под стражей (решения Европейского Суда по делам «Аертс против Бельгии от 30 июля 1998 г. (п.64), Кудла против Польши от 26 октября 2000 г. (п.93-94), Калашников против России от 15 июля 2002 г. (п.96)).

Свидетельством того, что в ИК-13 права, гарантированные статьей 3 Конвенции нарушаются в отношении практически всех заключенных, являются жалобы ряда заключенных в Европейский Суд по правам человека (подробно в разделе «Описание фактов» п. 29, 29.1, 29.2).

Таким образом, отсутствуют эффективные средства правовой защиты от нарушения прав Заявителя, гарантированных статьей 3 Конвенции, то есть имеет место нарушение статьи 13 Конвенции.

Нарушение прав Заявителя, гарантированных статей 5 параграф 1 (с) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в совокупности со статьей 13 Конвенции.

Заявитель был задержан без всяких на то законных оснований. Статья 5 параграф 1 (с) Европейской Конвенции и ст. 108 УПК РФ содержат исчерпывающий перечень оснований, по которым заключение под стражу можно признать законным. Однако, как видно из пункта 7 раздела «Описание фактов», ни Заявителю, ни его родным (в присутствии которых происходило задержание) не было разъяснено, в связи с чем Заявителя задерживают вооруженные люди. Кроме того, постановление о заключении под стражу Заявителю также предъявлено не было.

Особое внимание необходимо обратить на то обстоятельство, что Заявителю по приговору суда было назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Однако, несмотря на это, Заявитель был доставлен в колонию общего режима и сразу же помещен в штрафной изолятор – в тюремные условия также в отсутствие какого-либо решения суда.

В соответствии с внутренним российским законодательством: «В период пребывания в карантинном отделении осужденные находятся в обычных условиях отбывания наказания» (статья 79 УИК РФ). А также в соответствии со статьей 115 УИК РФ такой вид наказания, как водворение в ШИЗО применяется только к осужденным, содержащимся в исправительных колониях или тюрьмах (никак не колониях-поселениях) и только за нарушение установленного порядка отбывания наказания.

Заявитель осужден к отбыванию наказания в колонии-поселении и просто не мог нарушить порядок отбывания наказания, так как был помещен в ШИЗО сразу по прибытии в ИК – 13.

Свидетельством того, что в ИК-13 права, гарантированные статьей 5 параграфом 1 (с) Конвенции нарушаются в отношении практически всех заключенных являются жалобы ряда заключенных в Европейский Суд по правам человека о незаконном помещении их в ШИЗО (подробно в разделе «Описание фактов» п.п. 29, 29.1, 29.2).

Таким образом, в отношении Заявителя имело место нарушение его права, гарантированного п. 1(с) статьи 5 Конвенции, так как отсутствовали основания для его задержания в г. Москве, этапирования под конвоем, помещения в следственный изолятор г. Екатеринбурга, помещения в ИК-13 и уж тем более для водворения в штрафной изолятор.

В этой связи необходимо отметить, что содержание под стражей Заявителя не может быть признано законным по смыслу п. 1 (а) статьи 5 Конвенции, так как в отношении него было вынесено решение о применении условно-досрочного освобождения и, несмотря на то, что оно было отменено вышестоящей инстанцией, дело было направлено на новое рассмотрение и никаких указаний о задержании Заявителя в кассационном определении дано не было, следовательно, отсутствовало судебное решение о заключении Заявителя под стражу.

Обращает на себя внимание тот факт, что ни в уголовно-процессуальном, ни в уголовно-исполнительном законах прямо не регламентирован порядок заключения под стражу лица, в отношении которого отменено решение суда об условно-досрочном освобождении, что является нарушением принципа правовой определенности, а, следовательно, и нарушением статьи 5 Конвенции.

В решении по делу Барановский против Польши от 28 марта 2000 г. п. 52 указано, что: «Суд подчеркивает, что когда речь идет о лишении свободы, особенно важным является соблюдение общего принципа правовой обеспеченности. Таким образом, важно, чтобы условия лишения свободы по внутреннему праву были ясно определены, и чтобы можно было предвидеть последствия применения самого закона. Это отвечает критерию «законности», установленному Конвенцией, который требует, чтобы формулировка любого закона была достаточной степени четкости с тем, чтобы позволить гражданину, получив при необходимости юридическую консультацию по делу, предвидеть с разумной для данных обстоятельств степенью определенности те последствия, которые может повлечь за собой конкретное действие».

В данном случае Заявитель был лишен возможности «предвидеть последствия применения самого закона», так как ни в одном законе не указано, как власти должны действовать в подобном случае.

Нарушение прав Заявителя, гарантированных статей 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в совокупности со статьей 13 Конвенции.

Заявитель считает, что его право на уважение жилища, гарантированное статьей 8 Конвенции было нарушено в связи с тем, что лица, явившиеся для его задержания не предоставили какого-либо документа, дающего им полномочия для проникновения в его квартиру.

Кроме того, Заявитель считает, что помещение его для отбывания наказания в столь отдаленный регион России является нарушением его права на уважение семейной жизни, гарантированного статьей 8 Конвенции. Он проживал и был осужден в г. Москве. В г. Москве в настоящее время проживает его семья и пятеро детей, находящихся на его иждивении. Младшей дочери Заявителя 3 года, поэтому очевидно, что его супруга не в состоянии навестить его в г. Нижний Тагил, а тем более вместе с малолетними детьми.

В решении Европейского Суда по правам человека по делу HACISÜLEYMANOGLO contre l`ITALIE p.121, 125 «Отдаление заключенного от семьи составляет неизбежное последствие содержания в местах лишения свободы (…). Факт содержания лица в тюрьме, удаленной от семьи на такое расстояние, что любое посещение окажется затруднительным, даже невозможным, может, в исключительных обстоятельствах, составлять вмешательство в его семейную жизнь, так как возможность для членов семьи посещать заключенного является фактором поддержания семейной жизни».

Такое вмешательство не только не было предусмотрено законом, а помещение Заявителя для отбывания наказания в г. Нижний Тагил было осуществлено вопреки закону (статье 73 УИК РФ) (приложение № 33).

Адвокат обращалась к директору Федеральной службы исполнения наказания Ю.И.Калинину с просьбой прервать этапирование Трепашкина и направить его для отбывания наказания в московский регион (приложение № 7), однако этого сделано не было по той причине, что в московском регионе отсутствуют исправительные учреждения для бывших сотрудников милиции. Таким образом, эффективных средств правовой защиты в этой ситуации не существует.

В отношении Заявителя было нарушено его право на уважение его корреспонденции, также гарантированное статьей 8 Конвенции.

Все жалобы Заявителя просматривались с ведома администрации исправительного учреждения.

У администрации учреждения отсутствовало право на прочтение жалоб надзирающему прокурору, в суд, в вышестоящий орган уголовно-исполнительной системы и Уполномоченному по правам человека РФ. В соответствии со статьей 91 УИК РФ: «Переписка осужденного с судом, прокуратурой, вышестоящим органом уголовно-исполнительной системы, а также с Уполномоченным по правам человека в российской Федерации, уполномоченным по правам человека в субъекте Российской Федерации… цензуре не подлежит. Переписка осужденного с защитником… цензуре не подлежит» (приложение № 34).

Более того, даже письмо от адвоката также было вручено Заявителю во вскрытом виде.

Нарушение прав Заявителя, гарантированных статей 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заявитель считает, что отмена вступившего в силу решения суда о его условно-досрочном освобождении нарушает принцип правой определенности, так как кассационные представления прокуратуры были поданы с пропуском сроков кассационного обжалования. Суд восстановил срок кассационного обжалования, ссылаясь на ничем не подтвержденные доводы прокуратуры о получении решения суда спустя 5 суток после его оглашения. Этот факт ничем не был подтвержден ни в суде первой, ни в суде второй инстанции.

В решении по делу Рябых против России в п. 56 Европейский Суд посчитал: «что право стороны в процессе на судебное разбирательство также было бы иллюзорным, если бы в правовой системе договаривающейся стороны было бы закреплено, что окончательное, имеющее обязательную юридическую силу судебное постановление могло бы быть отменено вышестоящим судом по заявлению государственного должностного лица».

Представляется, что данный подход Европейского Суда по правам человека применим и в данном деле, так как решение вступило в законную силу и было исполнено.

Таким образом, имело место нарушение статьи 6 Европейской Конвенции.
IV. Заявление о соответствии со ст.35 ч.1 Конвенции


16. Окончательное внутреннее решение

(дата и характер решения, орган - судебный или иной - его вынесший)

Окончательное внутреннее решение отсутствует. Заявитель неоднократно обращался с жалобами в прокуратуру и в суд, однако ответов им до настоящего времени не получено, что свидетельствует о нарушении его права, гарантированного статьей 13 Конвенции.


17. Другие решения

(список в хронологическом порядке, даты этих решений, орган - судебный или иной - его принявший)

1. Постановление Тагилстроевского районного суда города Нижнего Тагила Свердловской области от 16 августа 2005 года.
2. Постановление судьи Тагилстроевского районного суда города Нижнего Тагила Свердловской области от 01 сентября 2005 года.
3. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 16 сентября 2005 года.

18. Располагаете ли Вы каким-либо средством защиты, к которому вы не прибегали? Если да, то объясните, почему оно не было Вами использовано?

По мнению Заявителя, других инстанций, способных принять эффективные правосудные меры по устранению допущенных нарушений в Российской Федерации не существует.


V. Изложение предмета жалобы и предварительные требования по справедливому возмещению.

19. Заявитель просит признать нарушение в отношении него следующих статей Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод:

Ст. 3 Конвенции в совокупности со статьей 13 Конвенции;

Ст. 5 п. 1 (с) Конвенции в совокупности со статьей 13 Конвенции;

Ст. 8 Конвенции в совокупности со статьей 13 Конвенции.

Ст. 6 Конвенции.

и назначить ему выплату справедливой компенсации.

VI. Другие международные инстанции, где рассматривалось или рассматривается дело

20. Подавали ли Вы жалобу, содержащую вышеизложенные претензии, в другие международные инстанции с целью рассмотрения или урегулирования? Если да, то предоставьте полную информацию по этому поводу.

В другие международные инстанции жалобы Заявителем не подавались.

VII. Список приложенных документов

21.

Приложение 1 – копия запроса военного прокурора Нижнетагильского гарнизона в адрес начальника ИК-13 от 31 августа 2005 года.

Приложение 2 – копия постановления судьи Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 01 сентября 2005 года.

Приложение 2-а – копия кассационной жалобы Трепашкина М.И. на постановление от 01 сентября 2005 года.

Приложение 3-а - копия кассационного представления и.о. Нижнетагильского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ на постановление Тагилстроевского районного суда г. Н.Тагила Свердловской области от 01 сентября 2005 года.

Приложение 3-б - копия кассационного представления и.о. прокурора области на постановление Тагилстроевского районного суда г. Н.Тагила Свердловской области от 01 сентября 2005 года.

Приложение 4-а – копия возражений Трепашкина М.И. на кассационное представление и.о. Нижнетагильского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ.

Приложение 4-б - копия возражений Трепашкина М.И. на кассационное представление и.о. прокурора Свердловской области.

Приложение 5 – копия кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 16 сентября 2005 года.

Приложение 6 – копия жалобы Трепашкина М.И. в адрес Уполномоченного по правам человека в РФ.

Приложение 7 – копия телеграммы адвоката Липцер Е.Л.

Приложение 8 – копия заявления Рожина Д.И. об условиях содержания Трепашкина М.И. от 08 августа 2005 года.

Приложение 9 – копия жалобы Трепашкина М.И. Нижнетагильскому прокурору по надзору за соблюдением законов в ИУ от 15 октября 2005 года.

Приложение 10 – копия жалобы адвоката Косик Л.Б. Нижнетагильскому прокурору по надзору за соблюдением законов в ИУ от 16 октября 2005 года

Приложение 11 – копия заявления Трепашкина М.И. адвокату Косик Л.Б. от 15 октября 2005 года.

Приложение 12 – копия жалобы Трепашкина М.И.Уполномоченному по правам человека в РФ от 16 октября 2005 года.

Приложение 13 – копия жалобы осужденного Коробаева С.К. Уполномоченному по правам человека в РФ от 16 октября 2005 года.

Приложение 14 – копия жалобы Трепашкина М.И. Нижнетагильскому прокурору по надзору за соблюдением законов в ИУ от 16 октября 2005года.

Приложение 15 – копия медицинской справки стоматологической поликлиники № 1 г. Н.Тагила от 20 октября 2005 года.

Приложение 16 – копия медицинской справки из Демидовской городской больницы г. Нижнего Тагила от 20 октября 2005 года.

Приложение 17 – копия заявления Трепашкина М.И. начальнику ФГУ ИК-13 от 21 октября 2005 года.

Приложение 18 – копия заявления Трепашкина М.И. начальнику ФГУ ИК-13 от 24 октября 2005 года.

Приложение 19 – копия жалобы Трепашкина М.И. в Тагилстроевский районный суд города Нижнего Тагила на действия должностных лиц, от 26 октября 2005 года.

Приложение 20 – статья 79 УИК РФ.

Приложение 21 – статья 115 УИК РФ.

Приложение 22 – статья 128 УИК РФ.

Приложение 23 – статья 129 УИК РФ.

Приложение 24 – статья 12 УИК РФ.

Приложение 25 – копия жалобы в Европейский Суд по правам человека Рожина Д.И.

Приложение 26 - копия жалобы в Европейский Суд по правам человека Чернышова С.М.

Приложение 27 - копия жалобы в Европейский Суд по правам человека Наумова А.В.

Приложение 28 - копия жалобы в Европейский Суд по правам человека Коробаева С.К.

Приложение 29 - копия жалобы в Европейский Суд по правам человека Старикова В.Е.

Приложение 30 - копия жалобы в Европейский Суд по правам человека Пранскус В.В.

Приложение 31 - копия жалобы в Европейский Суд по правам человека Шахматова С.Н.

Приложение 32 - копия жалобы в Европейский Суд по правам человека Новоселова А.В.

Приложение 33 - статья 73 УИК РФ.

Приложение 34 - статья 91 УИК РФ.


Страна и город Российская Федерация, г. Москва

Дата 01 ноября 2005 года.


По доверенности,
Адвокат АК № 10 КА «МГКА»,
правовой эксперт Центра содействия
международной защите
Елена Липцер

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница