Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

28.12.2003

Открытое письмо. Декабрь 2003

Письмо, написанное Михаилом Трепашкиным в декабре 2003 г. в камере следственного изолятора № 3 (Москва, ул. Матросская Тишина)

В июле 2003 года я получил вызов юридической фирмы Англии, представляющей интересы Березовского Б.А. в суде о его экстрадиции в Россию по запросу Генеральной прокуратуры РФ. В соответствии с этим вызовом меня просили прибыть в Англию и выступить в качестве свидетеля преследований Березовского Б.А. в России со стороны Путина В.В. как Президента Российской Федерации, а также со стороны ФСБ РФ и Генеральной прокуратуры РФ.

Так как я находился в соответствии со ст. 102 УПК РФ на подписке о невыезде, т.е. у меня было обязательство "не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда", то я сразу же письменно запросил разрешения судей Кудашкина М.В., а затем Седова С.П. о разрешении на выезд в суд в г. Лондон. Судья Московского окружного военного суда Седов С.П. еще в сентябре 2003 года отказал мне в разрешении на выезд в Лондон для участия в процессе по экстрадиции (выдаче) Березовского Б.А. По этой причине я больше и не пытался выехать за границу, хотя заграничный паспорт у меня постоянно на руках.

Абсолютно точно установлено по делу, что в связи с началом процесса в отношении Крымшамхалова и Деккушева, связанного со взрывами домов в гор. Москве, директором ФСБ РФ была дана команда любыми путями, вплоть до провокации, устранить меня от ознакомления с материалами указанного дела и не дать участвовать в процессе. По этой причине была устроена провокация по выводу меня в Дмитровский район, подбрасыванию оружия и аресту. На суд оказывалось давление со стороны ФСБ РФ.

1 декабря 2003 года под давлением ФСБ РФ и Главной военной прокуратуры судья Московского окружного военного суда Седов С.П. арестовал меня в третий раз. В качестве обоснования ареста было указано на три обстоятельства:

а) "Имеющиеся в материалах дела документы о вызове Трепашкина М.И. в Англию свидетельствуют о том, что, оставаясь на свободе, он может скрыться от суда".

Таким образом ФСБ РФ решила отомстить мне за готовность выступить в качестве свидетеля по делу Березовского и одновременно не допустить к участию в процессе по взрывам домов.

Обратите внимание, что ранее вызов не служил основанием для изменения меры пресечения и даже 3 ноября 2003 года тот же судья Седов С.П. писал, что оснований для изменения подписки о невыезде на арест не имеется.

Попросила ФСБ РФ судью Седова С.П. - и сразу все стало трактоваться по-другому;

б) вторым основанием для заключения меня под стражу явилось то, что я общаюсь с прессой. В качестве обоснования этого пункта представитель ФСБ РФ в суде Шелег В.С. и прокурор Пайгин Р.Ф. принесли статью Латышевой М. в газете "Версия" ("Беззащитный адвокат"). Эта статья, а также другие публикации в СМИ были истрактованы как продолжение заниматься преступной деятельностью, т.е. разглашать гостайну по взрывам домов и т.п.;

в) третьим основанием судья Седов С.П. посчитал провокацию в г. Дмитрове, указав, что я при этом нарушил подписку о невыезде и совершил новое преступление. Хотя все понимали, что это не так и что есть указание "сверху".

Ведь подписка как мера пресечения запрещает покидать место жительства, но не покидать квартиру, город. Суть подписки - найти человека в любое время. Я был на связи, выехал по работе за город и на непродолжительное время. Никто меня не искал и никуда не вызывал. Подписка не запрещает выезд за пределы Москвы. Это грубая заказная натяжка.

Меня решили держать под стражей, пока не завершится процесс по взрывам домов и "Норд-Осту".

В изоляторах, в том числе и в ИЗ-77/1 "Матросская Тишина", мне не дают возможности даже писать: помещают в переполненные камеры, где даже присесть негде, люди сидят по очереди в несколько смен. Это письмо пишу прямо на коленях, присев на корточки, поэтому и почерк неразборчив.

Когда начал знакомиться с материалами уголовного дела в Московском окружном военном суде, то узнал, по каким причинам в отношении меня возбуждено уголовное дело.

Изложу коротко, тезисами.

Причина: якобы я по заданию Литвиненко А.В. и Березовского Б.А. устанавливал контакт со спецслужбами Англии, намереваясь использовать материалы уголовного дела по взрывам домов в целях компрометации ФСБ РФ. В этих целях я собрал материалы, которые намеревался вывезти Литвиненко в Лондон. ФСБ РФ (точнее, УСБ ФСБ РФ) написала в Главную военную прокуратуру письмо, которое подписал начальник УСБ ФСБ РФ Анисимов, в котором они потребовали провести у меня обыск и возбудить уголовное дело.

Источник информации УСБ ФСБ РФ: В основу информационного письма положены агентурные сообщения Шебалина Виктора Васильевича, агента УСБ ФСБ РФ (с его же слов), 1955 г. рождения, проживающего по адресу: гор. Москва... (адрес на сайте не публикуется). Как следует из письма УСБ ФСБ РФ (том 1, л.д. 3-4), именно Шебалин установил, что Литвиненко и Березовский установили отношения со спецслужбами Великобритании и фактически стали на них работать. Ранее Шебалин работал на Березовского, но обиделся на него, что тот не дал ему 45 000 долларов США на лечение больной дочери, поэтому поклялся, что посадит Березовского, Литвиненко и всех лиц, причастных к ним. После этого он "липовал" материалы по делам Литвиненко, Аминова, Трепашкина, а также по Фельштинскому, Патаркацишвили и многим другим. При этом Шебалин явно "липует" материалы, а в ФСБ РФ рады такой липе.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница