Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

27.07.2002

Июль 2002. Обзор прессы.

Грани.ру

26/07/2002 19:41, Grani.ru
Сергей Юшенков: Трепашкина допрашивают уже десять часов


"Многочасовой допрос, которому подвергли Трепашкина следователи военной прокуратуры, - яркое свидетельство того, что спецслужбы не заинтересованы в установлении истины в деле о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске и готовы всеми возможными способами препятствовать работе нашей комиссии", - заявил Граням.ру депутат Государственной думы и заместитель председателя Общественной комиссии по расследованию обстоятельств взрывов в Москве и Волгодонске Сергей Юшенков.
Юшенков, по его словам, хорошо знаком с делом Трепашкина и даже направлял в Военную прокуратуру депутатский запрос, чтобы выяснить обоснованность возбуждения этого дела, но ответа так и не получил.



26/07/2002 21:08, Grani.ru


Сергей Ковалев: Вызов Трепашкина на допрос связан с его участием в расследовании взрывов домов


Председатель Общественной комиссии по расследованию взрывов жилых домов, депутат Госдумы Сергей Ковалев считает, что сегодняшний вызов адвоката Михаила Трепашкина в прокуратуру напрямую связан с работой последнего в составе комиссии. Об этом Ковалев сообщил Граням.ру после того, как Трепашкин был выпущен из прокуратуры в пятницу вечером.



Александр Литвиненко
Лондон, Англия
8-1044-797-901-1655
Сообщение для прессы

Коллега Литвиненко вызван на допрос

Следователь Михаил Трепашкин, получивший поручение Общественной комиссии по терактам 1999 года проверить показания Ачемеза Гочияева, вызван сегодня на допрос в Главную военную прокуратуру.
Повестка на допрос в 10:00 утра была доставлена Трепашкину нарочным вчера поздно вечером, вскоре после окончания заседания комиссии. Комиссия поручила Трепашкину, в прошлом следователю ФСБ, проверить показания Гочияева, в частности, утверждение, что тот сообщил властям о взрывных устройствах в Капотне и на Борисовских Прудах.
"Я расцениваю вызов Трепашкина в прокуратуру как попытку остановить человека, идущего по следу организаторов московских взрывов, - заявил Литвиненко. - Сегодня с утра Трепашкин должен был начать следственные действия по фактам, обнародованным вчера. В таких вопросах счет идет на минуты. ФСБ необходимо время, чтобы уничтожить улики и запугать свидетелей. Отсюда - повестка Трепашкину".
"Давление на Трепашкина еще больше убеждает нас, что власти не заинтересованы в том, чтобы правда об убийстве нашей матери стала известна", - заявила Татьяна Морозова, мать которой погибла при взрыве на улице Гурьянова.
"Я рассматриваю вызов Трепашкина в прокуратуру как попытку помешать работе нашей комиссии", - сказал заместитель председателя комиссии депутат Государственной Думы Сергей Юшенков.

Михаил Трепашкин был уволен из ФСБ в чине подполковника 6 лет назад. До этого он служил старшим следователем по особо важным делам в подразделениях КГБ/ФСБ, занятых борьбой с терроризмом и организованной преступностью. Затем Трепашкин работал руководителем Следственного управления Налоговой полиции. В настоящее время он является частнопрактикующим адвокатом.
Трепашкин - один из участников пресс-конференции в 1998 году, когда группа офицеров ФСБ обвинила руководство в организации заказных убийств.
После побега Литвиненко на Запад Трепашкин продолжал поддерживать с ним активные контакты. Последние полгода он принимает участие в расследовании московских терактов, проводимом Литвиненко. Трепашкин также является московским адвокатом сестер Морозовых.
В январе 2002 г. в квартире Трепашкина был произведен обыск (по делу Литвиненко). В ходе обыска было подброшено несколько оружейных патронов. Неделю спустя по факту обнаружения патронов против Трепашкина было возбуждено уголовное дело.


Контактные телефоны
Михаил Трепашкин: 997-85-18 (моб.), 114-51-84 (дом.)
Татьяна Морозова: 8-101-646-729-59-95 (моб.)
Александр Литвиненко: 8-1044-797-901-1655 (моб.)
Сергей Юшенков: 998-90-84 (моб.)



26 июля 2002 г., 10:53 Newsru.com

Адвокат, работающий по делу Литвиненко, вызван на допрос в прокуратуру

Как стало известно радиостанции "Эхо Москвы", Михаил Трепашкин, получивший поручение Общественной комиссии по расследованию взрывов 1999 года и учений в Рязани проверить показания основного подозреваемого во взрывах - Ачемеза Гочияева, 26 июля вызван на допрос в Главную военную прокуратору.
Допрос намечен на 10 часов утра пятницы (26 июля). Повестка на допрос была доставлена Трепашкину с нарочным поздно вечером 25 июля, вскоре после окончания заседания комиссии.
"Сегодня с утра Трепашкин должен был начать следственные действия по фактам, обнародованным вчера, - заявил в эфире радиостанции "Эхо Москвы" Александр Литвиненко. - В таких вопросах счет идет на минуты. ФСБ необходимо время, чтобы уничтожить улики и запугать свидетелей. Отсюда - повестка Трепашкину.

Кто такой Трепашкин

Трепашкин был уволен из ФСБ в чине подполковника шесть лет назад. До этого он служил старшим следователем по особо важным делам в подразделениях КГБ/ФСБ, занятых борьбой с терроризмом и организованной преступностью. Затем Трепашкин работал руководителем Следственного управления Налоговой полиции. В настоящее время он является частнопрактикующим адвокатом.
Трепашкин был одним из участников пресс-конференции в 1998 году, когда группа офицеров ФСБ обвинила руководство в организации заказных убийств.
После того как Литвиненко уехал в Лондон, Трепашкин продолжал поддерживать с ним активные контакты.
Последние полгода он принимает участие в расследовании московских терактов, проводимом Литвиненко. Трепашкин также является московским адвокатом сестер Морозовых, мать которых погибла при взрыве жилого дома на улице Гурьянова.
В январе 2002 года в квартире Трепашкина был произведен обыск (по делу Литвиненко), а неделю спустя по факту обнаружения патронов против Трепашкина было возбуждено уголовное дело.

Литвиненко: вызов Трепашкина на допрос - очередное давление на него

"Не вызывает сомнения, что сам факт вызова Трепашкина на допрос в Главную военную прокуратуру - очередное давление на него, - заявил в эфире радиостанции "Эхо Москвы" бывший офицер ФСБ Александр Литвиненко. - Думаю, что сегодня в Главной военной прокуратуре будут объяснять, что для него лучше не лезть в это дело".
Общественная комиссия по расследованию взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске и проведения учений в Рязани в 1999 году поручила Трепашкину проверить информацию, представленную комиссии главным подозреваемым во взрывах жилых домов в Москве Гочияевым. Как пояснил Литвиненко, Трепашкин, являясь адвокатом сестер Морозовых, мать которых погибла при взрыве жилого дома на улице Гурьянова, "начал проверять материалы, которые были переданы в общественную комиссию".
"Трепашкин начал проверять это заявление - и вчера вечером получил повестку со срочным вызовом на допрос в Главную военную прокуратуру. Чем вызвана эта срочность, я не знаю", - отметил Литвиненко.

Вызов в военную прокуратуру члена общественной комиссии связан с возбужденным против него уголовным делом

Вызов на допрос в Главную военную прокуратуру Михаила Трепашкина никакого отношения к его деятельности в общественной комиссии по расследованию взрывов домов в Москве, а также к делу бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко не имеет. Об этом заявили в пятницу в пресс-службе ГВП, передает "Интерфакс".
"Допрос Трепашкина носит плановый характер и намечался заранее", - подчеркнули представители ГВП. Они сообщили, что следственные действия проводятся в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении Трепашкина по двум статьям УК РФ за разглашение государственной тайны и незаконное хранение боеприпасов.



26.07.02, Утро.ру (РСН). 14:01:43

М.ТРЕПАШКИНА ОБВИНЯЮТ В РАЗГЛАШЕНИИ ГОСТАЙНЫ И ХРАНЕНИИ БОЕПРИПАСОВ

Вызов на допрос в Главную военную прокуратуру члена общественной комиссии по расследованию взрывов домов в Москве Михаила Трепашкина никакого отношения к его деятельности в комиссии, а также к делу бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко не имеет. Об этом заявили в пресс-службе ГВП.
"Допрос Трепашкина носит плановый характер и намечался заранее", - подчеркнули представители ГВП.
Они сообщили, что следственные действия проводятся в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении Трепашкина по двум статьям - разглашение гостайны и незаконное хранение боеприпасов.


"Известия" 26.07.02

ДОПРОШЕН СОРАТНИК ЛИТВИНЕНКО

Евгений Чубаров

В пятницу на допрос в Главную военную прокуратуру был вызван экс-подполковник ФСБ адвокат Михаил Трепашкин, известный своим участием в общественной комиссии по расследованию сентябрьских взрывов в Москве. Другой скандально известный экс-офицер ФСБ Александр Литвиненко попросил его во время телемоста Лондон - Москва проверить информацию подозреваемого во взрывах Ачемеза Гочияева, который, в свою очередь, обвиняет ФСБ.
Во время телемоста Литвиненко рассказал, что находящийся в розыске Гочияев якобы предупредил правоохранительные органы о заложенной взрывчатке в арендуемых им помещениях на Борисовских прудах и в Капотне, чем предотвратил два теракта. Литвиненко полагал, что Трепашкину "как бывшему оперативному работнику" не составило бы труда проверить сведения, предоставленные Гочияевым, и выявить настоящих организаторов терактов. Экс-чекист Литвиненко считает, что только другой экс-чекист Трепашкин может найти того таинственного человека, который попросил Гочияева арендовать те самые подвалы на улице Гурьянова и Каширском шоссе. Тот самый незнакомец и есть исполнитель взрывов, подставивший Гочияева, считает Литвиненко.
- Повестка на допрос в 10 утра была доставлена Трепашкину нарочным накануне поздно вечером. Это произошло вскоре после окончания заседания общественной комиссии, - взволнованно рассказал в прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Александр Литвиненко.
Литвиненко проводит прямую связь между участием Трепашкина в комиссии и допросом в ГВП, считая, что ему хотят помешать в его расследовании. Со своей стороны, в Главной военной прокуратуре всякую связь между этими двумя событиями в жизни Трепашкина отрицают и говорят, что это просто совпадение.
- Допрос Михаила Трепашкина намечался заранее. Вызов в военную прокуратуру члена общественной комиссии связан с возбужденным против него уголовным делом, никакого отношения к его деятельности в общественной комиссии по расследованию взрывов домов в Москве, а также к делу бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко это не имеет, - заявили "Известиям" в пресс-службе ГВП.
Представитель ГВП пояснил "Известиям", что уголовное дело в отношении Трепашкина было возбуждено еще в январе этого года. Экс-офицеру ФСБ инкриминируются статьи 283 и 222 УК РФ - "разглашение государственной тайны" и "незаконное хранение боеприпасов".
Получить комментарий самого Трепашкина "Известиям" не удалось, так как на момент подписания номера он все еще находился на допросе.



"Эхо Москвы", 26 июля 2002, 09:06:53

Следователь Михаил Трепашкин, которому общественная комиссия по терактам 1999-го года поручила проверить показания Ачемеза Гочияева, вызван сегодня на допрос в Главную военную прокуратуру.
Повестка на допрос в 10 утра была доставлена Трепашкину нарочным накануне поздно вечером. Бывший сотрудник ФСБ, который сейчас находится в Лондоне, Александр Литвиненко сообщил нам, что это произошло вскоре после окончания заседания общественной комиссии. Михаил Трепашкин был уволен из ФСБ в чине подполковника 6 лет назад. В настоящее время он является адвокатом.


Газета.ру, 26.7.2002

Адвокат Березовского под колпаком ГВП

Артем Вернидуб

(В статье имеются неточности. - Вебмастер)

К путаной истории о причастности ФСБ к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске подключилась Главная военная прокуратура. Сегодня в ГВП на допрос был вызван адвокат Михаил Трепашкин, которому общественная комиссия по расследованию взрывов домов поручила накануне начать независимую проверку показаний главного подозреваемого в организации взрывов Ачемеза Гочияева.

На вчерашнем телемосте с Лондоном бывший подполковник ФСБ Александр Литвиненко и публицист Юрий Фельштинский, вместе с которым офицер написал книги "ФСБ взрывает Россию" и "Лубянская преступная группировка", передали членам комиссии по расследованию осенних терактов 1999 года письменные показания Ачемеза Гочияева, который разыскивается как организатор взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске. Гочияев утверждает, что не имеет отношения к террористам, хотя действительно арендовал подвалы на улице Гурьянова и Каширском шоссе. Делал он это по просьбе школьного товарища, который, как теперь догадывается Гочияев, работал на ФСБ. После второго взрыва Гочияев, по его словам, сам позвонил в милицию, врачам и спасателям, чтобы рассказать об еще двух арендованных помещениях - в Капотне и на Борисовских прудах. Там действительно нашли мешки со взрывчаткой.
Литвиненко предложил членам комиссии проверить записи звонков в милицию после взрыва на Каширском шоссе, а также распечатку абонента Гочияева в мобильной компании в день взрыва на Гурьянова.
Комиссия согласилась и поручила заняться этим адвокату Михаилу Трепашкину, который представляет в суде интересы гражданки Морозовой, мать которой погибла под развалинами дома на улице Гурьянова (она также участвовала в заседании из Лондона). Сегодня утром подполковник Литвиненко позвонил на радио "Эхо Москвы" и сообщил, что адвоката Трепашкина вызвали в Главную военную прокуратуру. Повестку ему принес нарочный спустя несколько часов после телемоста с Литвиненко. Адвокат должен был явиться на допрос в десять утра.

Удалось ли ему выйти из прокуратуры, пока неизвестно. "Сегодня с утра Трепашкин должен был начать следственные действия по фактам, обнародованным вчера. В таких вопросах счет идет на минуты. ФСБ необходимо время, чтобы уничтожить улики и запугать свидетелей. Отсюда - повестка Трепашкину, - объяснил Литвиненко. - Думаю, что сегодня в прокуратуре будут объяснять, что для него лучше не лезть в это дело".
Беглый чекист Литвиненко забыл сказать, что уголовное дело в отношении адвоката Трепашкина было заведено еще несколько месяцев назад.
"Допрос Михаила Трепашкина носит плановый характер и намечался заранее", - оперативно заявили в пресс-службе Главной военной прокуратуры и отдельно добавили, что повестка не имеет никакого отношения к его деятельности в общественной комиссии по расследованию взрывов домов в Москве, а также к делу Литвиненко.
Трудно поверить, что это так. Уголовное преследование частного адвоката Трепашкина тесным образом связано с Литвиненко. Подполковник Трепашкин со скандалом покинул стены ФСБ еще в 1996 году - ему пришлось уволиться из органов под угрозой лишения льготной пенсии. По мнению Литвиненко, за строптивость Трепашкина могли лишить и свободы, подбросив ему пистолет и обвинив в незаконном хранении оружия. Подбрасывать, разумеется, должен был сам Литвиненко. Это оперативное задание он описывает в своей книге "Лубянская преступная группировка". Однако Литвиненко не стал сажать Трепашкина, напротив, подружился с ним и в ноябре 1997-го пригласил на известную пресс-конференцию в "Интерфаксе", на которой объявил о том, что ему дали задание убить Бориса Березовского. Разумеется, он убивать не стал, потому что и с Березовским Литвиненко связывала крепкая дружба, завязавшаяся после покушения на бизнесмена в 1994 году.
После побега Литвиненко в Великобританию Трепашкин продолжал поддерживать с ним связь. За что и поплатился. Осенью прошлого года беглый чекист позвонил адвокату и стал рассказывать о своей книге "ФСБ взрывает Россию". Видимо, Литвиненко просил бывшего коллегу помочь с информацией, дискредитирующей российские спецслужбы. Звонок каким-то образом засекли.

В январе в квартиру адвоката Трепашкина пришли с обыском. Нашли то, что искали: мешки с секретными документами и патроны для пистолета.
Какое отношение имели документы к тому, о чем говорит в своих разоблачительных выступлениях Литвиненко, неизвестно. Точно известно, что в постановлении на обыск была написано, что надо искать "предметы и документы, указывающие о местонахождении находящегося в розыске Литвиненко А.В.". В итоговой описи следователей значились: газовый пистолет и 22 патрона от различных видов боевого оружия, 115 листов документов с грифом "Секретно", два мешка следственных документов министерства безопасности, датированных началом 90-х. Всего этого хватило, чтобы Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело по трем статьям: "Разглашение гостайны", "Злоупотребление должностными полномочиями" и "Незаконное приобретение и хранение боеприпасов и газового оружия".
Но затем дело адвоката Трепашкина было в УФСБ по Москве и Московской области, которое вскоре закрыло его.
Отставному подполковнику удалось убедить своих коллег, что никакого криминала в найденных вещах нет: мешок со старыми документами завалялся в квартире, потому что они оказались никому не нужны после ликвидации министерства безопасности, пистолет подарил знакомый, а патроны подбросили при обыске (в общем, сделали то, чего не хотел шесть лет назад делать следователь Литвиненко). Как рассказывал потом адвокат Трепашкина корреспонденту "Коммерсанта", на прощание следователи сказали ему: "Будешь и дальше консультировать Литвиненко - или сядешь, или будешь иметь серьезные проблемы".

Никакой информации о том, что следствие возобновлено вновь и вернулось из ФСБ в военную прокуратуру, до сих пор не поступало. Зато теперь господин Литвиненко и другие политические соратники Березовского добросовестно будут извещать о преследованиях человека, который мог вывести на чистую воду руководство ФСБ. В общем, следует признать, что власти опять оказали неоценимую услугу оппозиции, позволив ей и дальше создавать стройный образ тоталитарного режима Путина.

Ярлыки: