Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

25.03.2002

Обзор прессы за 24 марта 2003 г.

24.03.2003

Из интервью Граням.Ру

Цель этого обвинения - не дать мне оказывать помощь Общественной комиссии. После того как с января текущего года по поручению комиссии я приступил к расследованию обстоятельств терактов 1999 года и трагедии на Дубровке, мне активно стали предъявлять всевозможные обвинения. Мне вменяют три статьи. Первая: ст. 222 часть 1 УК РФ ("Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств"). Дело было возбуждено еще в те времена, когда в ходе телемоста Москва - Лондон 25 июля 2002 года были обнародованы заявления Ачемеза Гочияева. Тогда мне были подброшены патроны, и следствие пыталось доказать, что они принадлежат мне. Другая статья - 283-я ("Разглашение государственной тайны"). Факт разглашения не был установлен. Тогда обвинение подтянуло статью о злоупотреблении служебным положением - 285-ю. Припомнили мне 1995 год, когда я, будучи офицером ФСБ, начал "подчищать" в Москве склады чеченского оружия. Взял несколько складов, за что получил медаль "За отвагу". И вдруг сверху, от Патрушева, поступает команда: дальше не работать. Я был в растерянности: как не работать, ведь в Москве орудуют радуевцы, установлен склад в Загорянке, появились очевидцы смертей от руки чеченских бандитов. С этим приказом я не смирился, после чего началось судебное разбирательство, которое выявило, что, задерживая чеченскую банду, я якобы злоупотребил служебным положением. Пришлось уволиться. Подал в суд. Суд признал мою правоту: у меня были санкции, я взял банду, которая впоследствии была осуждена Тверским судом. После этого начался новый виток преследований, связанный уже с терактами 1999 года и "Норд-Остом". Сейчас будет предъявлено новое обвинение, которое, как я думаю, едва ли окажется последним.

Cегодня обвинение предъявлено не было, так как мой адвокат был занят на другом процессе и не смог явиться. Однако известно, что дело возбуждено по 3-й части ст. 285. Оглашение обвинения перенесено на завтра, время мы пока согласовываем. Если же адвокат не придет и завтра, главная военная прокуратура сама назначит защитника.


Грани.Ру, 24.03.2003

Сергей Юшенков, депутат Госдумы РФ

(относительно обвинений, предъявленных Михаилу Трепашкину)

Думаю, обвинение предъявлено за строптивость, за самостоятельность, как и прежде. Это не первое обвинение в адрес Трепашкина. Я видел материалы его дела полугодичной давности. Ранее, расследуя экономические преступления, он убедительно доказывал, что большие начальники из ФСБ занимались фактически "крышеванием" различных бандитских группировок. Он очень серьезно подошел к расследованию взрывов жилых домов в 1999 году и теракта на Дубровке. Он приступил к расследованию в составе Общественной комиссии. Как мне кажется, Трепашкин очень далеко продвинулся в своих изысканиях. В частности, он установил имя и адрес человека, который передавал гексоген Гочияеву. Видимо, он слишком далеко зашел. Потому-то ему и предъявляют обвинения.

Обвинение Трепашкину - это новая попытка скрыть, что происходило на самом деле. Не единожды отказывалось в депутатских запросах и мне, и Похмелкину, и Ковалеву. Накопилось великое множество отписок, а фактически - отказов в предоставлении информации. Уж слишком много заинтересованных в том, чтобы правда о терактах не вышла наружу.


24.03.2003 11:19, Полит.ру

У ковалевской комиссии появились новые факты по делу о взрывах домов в Москве. Расследующего эти дела адвоката вызывают в прокуратуру.

Расследующий взрывы жилых домов в Москве осенью 1999 года адвокат Михаил Трепашкин сегодня был вызван в Главную военную прокуратуру. Адвокат связывает это с получением новых сведений по московским взрывам.

Постоянное давление на Трепашкина началось еще в декабре 1995 года - тогда ему, следователю госбезопасности, удалось обнаружить и пресечь деятельность целого ряда высокопоставленных чеченских боевиков. Как сказал "Полит.ру" Трепашкин, на одного из его арестованных, Висруди Новикова, удалось выменять у Салмана Радуева троих псковских омоновцев. Работа следователя, очевидно, показалась его руководству чрезмерно результативной. Его обвинили в злоупотреблении служебным положением и начали служебное расследование. Через два года Трепашкину удалось в судебном порядке доказать, что злоупотребления не было. Однако даже после его увольнения из органов обвинения продолжают на него сыпаться.

Адвоката снова начали вызывать в прокуратуру после начала его сотрудничества с ковалевской комиссией по расследованию взрывов жилых домов на Каширском шоссе и улице Гурьянова. Трепашкину поручили проверить показания Ачемеза Гочияева, представленные Литвиненко в ходе прошлогоднего телемоста. Опытному адвокату удалось сильно продвинуться в этом деле. По словам Трепашкина, все его данные свидетельствуют о том, что деятельность Гочияева в Москве можно было не заметить только специально: он действовал чрезвычайно открыто.

Нынешнее дело Трепашкин считает результатом предупреждения, которое адвокат сделал ФСБ незадолго до захвата заложников на Дубровке. Реакция ФСБ на это предупреждение и прочие факты дают Трепашкину основания полагать, что спецслужбы не только не препятствовали совершению терактов, но и подталкивали к их подготовке. "В другой стране глава ФСБ уже давно ушел бы в отставку после такого количества удавшихся терактов", - сказал Трепашкин. А наши спецслужбы пока только получают от этого дивиденды.

Ярлыки: