Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

30.12.1997

"Здравствуй, Миша. Я твой киллер"

Глава из книги Александра Литвиненко "Лубянская преступная группировка". Литвиненко отвечает на вопросы журналиста Акрама Муртазаева


- С Ковалёвым ты больше не виделся?

- У нас была ещё одна встреча, после того как мы уже дали показания на руководство. Он вообще-то ко мне хорошо относился, и я к нему тоже с уважением. Ковалёв мне сказал:
- Ты попёр против системы. Я не знаю, что с тобой будет.

Он смотрел на меня как на обречённого. В его глазах не было злобы, он просто смотрел с сожалением. Интересная получилась беседа:

- Александр, вот вы ходите там, жалуетесь, пишете, но ты же сам мне подал рапорт и просил создать отдел, который занимался бы внесудебными расправами. А когда создали отдел, побежал в прокуратуру. Это же непорядочно.

Я говорю:
- Николай Дмитриевич, я такого рапорта не писал. Его писал Гусак. А вы создали отдел по внесудебным расправам, чтобы, я так понимаю, уничтожать террористов. А подразделение отправили выполнять заказы: водочные киоски бомбить, Трепашкина убивать. Его-то за что? Он же свой, наш подполковник.

А Ковалёв мне в ответ - такой довод:
- А чего он на меня в суд подал?

Вот он, момент истины (кино такое было): я - генерал, стою над законом, идёшь против меня - будешь убит в своём подъезде.

После того как всё это прошло, нас вывели за штат и долгое время с нами торговались. Нас вызывали к заместителю начальника Управления кадров Смирнову. Таскали по кабинетам: меня, моих сотрудников. Никуда не назначали. В ФСБ тогда началась реорганизация. Закрыли УРПО.

- А директором уже...

- Стал Путин. А нас всё давили. Путин издал приказ, что офицеров бывшего УРПО назначать вне лимита. Но нам всё равно говорили, что нет мест. Всех кругом назначали, а нас нет.

Были собеседования, уговоры. В это время, где-то в октябре, закрыли дело в отношении Хохолькова и Камышникова. Нас вызвали в прокуратуру, чтобы ознакомить с постановлением о прекращении уголовного дела.

В тот день я познакомился с Трепашкиным. Знакомство произошло напротив здания Главной военной прокуратуры. Встретились, я говорю:
- Миша, здравствуй, я твой киллер.

Он отвечает:
- Здравствуй, а я твоя несостоявшаяся жертва.

Поскольку Трепашкин по одному из дел проходил как потерпевший (на него тоже готовили нападение), то в прокуратуре его попросили ознакомиться с этими материалами.

Материалы, которые нам предъявили, были просто чудо. Да, было написано в постановлении, в ФСБ планировалось нападение на Трепашкина, прослушивался незаконно его пейджер. Но поскольку пейджер прослушивался только один день и невозможно установить, какое подразделение ФСБ прослушивало, то нет и состава преступления. Руководство ФСБ не приказывало убить Трепашкина. Руководство подтверждает, что просило только отобрать у него в подъезде удостоверение. А поскольку не поймали, не отобрали, то нет состава преступления.

В постановлении по Джабраилову было написано, что следствием установлено: в ФСБ проводились кое-какие мероприятия. Прослушивался его телефон, проводилось наружное наблюдение, но поскольку его не похитили, то состава преступления тоже нет.

- Джабраилова не ознакомили с материалами?

- Не знаю. Говорили, что он очень испугался и, по-моему, из Москвы даже уезжал.

В отношении Березовского: да, в ноябре 1997 года Хохольков в одной из бесед с Гусаком поинтересовался, сможет ли тот "хлопнуть" Березовского. Но это был разговор с глазу на глаз, не приказ, а просто беседа. И, конечно, состава преступления нет.

Кроме того, на совещании 27 декабря Камышников в присутствии Латышёнка, Шебалина, Понькина и Литвиненко говорил слова, дискредитирующие его как руководителя, но опять же "не имея намерения убить" Березовского.

- Дело закрыли. А где сейчас прокурор Анисимов?

- Его вскорости уволили.

Ярлыки:

01.12.1997

О проекте

СПАСТИ АДВОКАТА ТРЕПАШКИНА!

Где голы короли, опасны дети.
Вероника Долина


Вот он скачет витязь удалой,
С чудищем стоглавым силой меряясь
А. Галич


Друзья! Все мы помним сказку Андерсена «Новое платье короля». Мы помним, что весь обман там кончается на фразе мальчика « а король-то голый!». Однако великий сказочник не рассказал нам, что же произошло после этого по-детски непосредственного крика с жителями этого королевства и самим мальчиком.

Жизнь, увы, предоставила нам такую довольно печальную возможность. В нашей жизни мы увидели, что спектакль не кончился. И король и придворные благополучно продолжили валять дурака, а мальчика упрятали куда подальше.

Осенью 99 года после страшных взрывов в Москве и Волгодонске, случившихся аккурат в разгар предвыборной кампании и именно тогда, когда власти позарез нужно было из серенького подполковника охранки сделать Спасителя Отечества, случились так называемые «рязанские учения». Именно в дни дикой антитеррористической истерии, умело направленной закулисными режиссерами в античеченское русло, и принесшей нынешнему президенту максимальный взлет рейтинга, а нам всем новую кровавую войну, в Рязани на минировании жилого дома попались сотрудники ФСБ. И когда общество в изумлении раскрыло рот, его тут же заткнули совершенно дикой сказкой об «учениях». И оно – общество – с удовольствием эту жвачку прожевало и проглотило. Несмотря на все очевидные несуразности и дикие нестыковки этой версии. То есть согласно классическому сюжету продолжало вслух, соревнуясь в громкости и, распихивая друг друга локтями, стремясь припасть к заветному сапогу, любоваться новым платьем короля.

А что же мальчик? Ну тот самый, что прокричал по детской своей непосредственности про то, что король голый? А с мальчиком вышло все гораздо хуже.

Михаил Трепашкин, адвокат, полковник ФСБ в отставке, чья предыдущая многолетняя служба отмечена государственными наградами, заподозрил в предвыборном терроре главную спецслужбу страны. И намеревался изложить свои профессионально мотивированные подозрения (переходящие в обвинения) в суде, будучи лицом, защищавшим интересы пострадавших от этих предвыборных взрывов. Он хотел на суде сказать то, что было и так понятно любому более-менее вменяемому человеку, а возможно и многим разыгрывавшим из себя идиотов и продолжавшим наперебой во всю мочь луженых глоток восхвалять прекрасное платье короля.

Но на суде ему выступить не удалось. По довольно топорно сфабрикованным обвинениям, одно из которых так и рассыпалось в суде (впрочем почему-то без всяких неприятностей для фабрикаторов) адвоката Трепашкина упрятали в зону.

Вот уже три года этот мужественный человек находится в местах заключения. На него по-видимому не распространяетя Уголовно-исполнительный кодекс РФ. Вопреки приговору суда, приговорившего его к отбыванию в колонии-поселении, он фактически отбывает наказание в условиях общего режима. Администрация колонии всячески пытается измордовать Михаила Трепашкина, науськивая на него других заключенных, постоянно придумывая какие-то нарушения, для чего придирается буквально ко всему, не брезгуя очевидными провокациями. Михаилу Трепашкину, страдающему бронхиальной астмой, не дают возможности полноценно лечиться несмотря на все признаки этого тяжелого и опасного заболевания и откровенно наплевав на ходатайство Уполномоченного по правам человека в РФ В. Лукина о его госпитализации. Его медленно убивают. Две ведущих международных правозащитных организации Amnesty International и Human Rights Watch признали Михаила Трепашкина политзаключенным. Но король с придворными настолько заигрались, что уже не слышат того, что слышать не желают.

Такая вот судьба, друзья, у мальчика из сказки.

Но если правда не нужна власти, может быть она нужна обществу?

А что же мы-то? Так молча и отдадим на растерзание этого рыцаря без страха и упрека?

Этот сайт создан Общественным комитетом в защиту Михаила Трепашкина для того, чтобы постоянно напоминать обществу, что здесь не все еще опустились до скотского состояния и молча сосредоточенно хлебают из своего корыта, не оглядываясь по сторонам. Мы будем следить за судьбой отважного человека и по мере сил информировать вас о ней. Вы сможете оставить на этом сайте свои отзывы и с его помощью организовываться для спасения Михаила Трепашкина. Мы намерены добиваться его освобождения и призываем вас поддержать эти наши усилия. Мы призываем вас, друзья, транслировать этот наш пока слабый набат и сделать его слышимым в самых удаленных уголках нашей неласковой к своим лучшим сыновьям Родины, а так же за ее пределами. Мы предпримем все законные усилия, чтобы содействовать возвращению Михаила Трепашкина живым и здоровым, а если нам этого не удастся, то хоть донесем его правду до максимально возможного количества людей.


Координатор Общественного комитета в защиту Михаила Трепашкина
Михаил Кригер.